Home ] Up ]

 

В начале февраля 2004 года Голос России после длительных и неудачных экспериментов с подбором частот для зимнего периода DRM вещания объявил о начале трансляций на частоте 12060 кГц с 14 до 18 часов UTC. Как правило, наилучший прием в Латвии передач из Талдома, направленных на центральную и южную Европу, возможен в течение первого часа вещания, когда в сетке DRM вещания запланирована и передается программа на русском языке. В отличие от частот 9487 - 9495 кГц, которые были практически постоянно подвержены помехам и по основной частоте, и с двух сторон другими вещателями, передача на 12060 кГц началась очень даже с неплохим качеством, помех ни по соседним, ни по основному каналу не было, SNR достигал 18-20, стабильно, с кратковременными, не ощутимыми на слух, дропаутами, декодировался аудио сигнал – выпуск последних известий я прослушал полностью. После новостей, сопровождаемая спокойной, приятной музыкой ведущая предложила остаться с Голосом России и прослушать передачи о Великой Отечественной войне  и по письмам слушателей. Анализатор приемного сигнала DRM software radio был включен в режим записи примерно десять минут назад, станция стабильно оставалась в латвийском эфире, и я решил, если получится, записать технические данные приема, как минимум, до окончания передачи на русском языке.

Программу о ВОВ вели два голоса – мужской и женский. У обладателя мужского голоса была фамилия Заика, а как зовут женщину, не запомнил. Тема, сама по себе, мое внимание поначалу не привлекла. Казалось бы, что еще осталось о той войне, выигранной, казалось бы, в 45м, но проигранной окончательно в 91м, несказанным и не проясненным для моего поколения, и первые несколько минут программы я, не концентрируясь на содержании программы, наблюдал в большей степени за анализатором спектра и настраивал антенну, а еще через несколько минут технические данные о приеме отошли на второй план. Меня заинтересовала концепция программы, в которой, по-моему, акценты господа ведущие сделали не на героических свершениях советского народа перед войной и в первые месяцы войны, и даже не на ошибках советского руководства в военном строительстве и руководстве вооруженными силами, а на тотальном развенчании, говоря их языком, «сталинского режима» в целом. Собственно, тема в интерпретации авторов программы была, как мне показалось, раскрыта даже и без упоминания о главной ее составляющей – о войне. Господа ведущие, и похоже, что это было их единственным профессиональным достижением, открывшим доступ на государственные СМИ, это сегодня просто – не обязательно быть профессиональным журналистом, но обязательно - идейным противником советского режима того времени – советской власти, а передача о войне всего лишь являлась одним из удобных поводов, чтобы эту власть, скорее всего, из чувства личной мести, смешать с дерьмом, правда, демонстрируя, как всегда это и происходит в таких случаях, всего лишь, собственные комплексы и лапшу «общечеловеческих ценностей» на ушах. Но авторы программы своих ушей не видят, как правило. Фильмы того времени, где люди работали, строили, улыбались и пели – это ложь и сталинская пропаганда, к войне, как следует (а как следовало бы, г-н Заика и во всем поддакивающая ему ассистентка миру в передаче так и не поведали, кстати) не подготовились, в 37м году ну просто поголовно на улицах всех расстреливали, пока патроны не кончились, весь командный состав репрессировали, войска находились не там, где надо и т.д и т.п. Вынужденный наблюдать за этим потоком радиопомоев, к сожалению не стекающих в канализацию, а распространяющихся по всему миру, я с грустью констатировал в очередной раз - какая же чудовищная разруха (по Булгакову) царит в сознании бывших «интеллигентов-шестидесятников», как вообще можно российским журналистам, работающим на российском иновещании, говорить о ВОВ, используя методы гитлеровской и власовской пропаганды, оперируя одними и теми же «аргументами» и «доказательствами»! Жаль, не спросил в свое время Сталин г-на Заику, что ему делать и как поступать. Надо полагать, что г-н Заика и его собеседница на месте Сталина всегда и при всех обстоятельствах принимали бы исключительно правильные решения.

Если эта передача сделана в соответствии с концепцией иновещания России, то уже поздно, и мне добавить к вышесказанному нечего. Если люди понимают, что творят, если делают это осознанно, они будут продолжать заниматься этим дальше и принесут России еще много вреда. Хочу обратиться к тем, кто пока не ведает, что творит. Неужели вам не понятно, что пора остановиться и прекратить стирать грязное белье на публике! Иновещание – это иной уровень общения с аудиторией, более высокие категории, это – образ страны, дипломатия, преодоление границ, пропаганда точки зрения руководства – все что угодно, только не тоскливое и сопливое нытье интеллигентов-шестидесятников. По передачам Голоса России судят о стране в целом. Какие выводы о вашей стране может сделать слушатель в Европе, которому 20-40 лет, который на экране местного ТВ не видит ничего кроме негатива, если речь идет о России, и который хочет получить информацию из независимого источника? Что слышит он в таких и им подобных передачах из Москвы? «…У нас все плохо, мы дикие и нецивилизованные, все здесь через задницу, у нас были репрессии в 37м году, у нас поэты и писатели сидели в тюрьмах и лагерях, советская власть была плохая, очень плохая, хуже некуда, а мы хорошие, мы засыпаем с мыслью о Париже, и просыпаемся с мыслью о Нью-Йорке».  Как правило, после первой попытки нормальный человек к подобному источнику информации больше не возвращается, благо, что интернет не даст соврать, и всю информацию проверить можно. Если бы в России было сто общефедеральных каналов радиовещания, то г-ну Заике, разумеется, слово дать следовало бы, для соблюдения демократических норм, но на 99м канале по степени значимости для страны, и ни в коем случае не выше. Справедливо говорят, что порой природа отдыхает на детях, если их родители гении. На смену героическому сталинскому поколению пришли и разрушили страну своим инфантилизмом и беспомощностью т.н. «шестидесятники», которые в свои тридцать лет еще продолжали писаться в штаны и обижались, когда плохие дяди из КГБ и милиции отбирали у них соски и бутылочки с молоком. В свои шестьдесят они просто сгнили душой, так и не повзрослев.

А как подставляют Андрея Шайдурова и команду технических специалистов из Талдома, которая в непростых условиях ухитряется сделать почти невозможное, идти в ногу со временем, выполняя реальную и полезную работу, и что они вынуждены использовать в качестве полезного сигнала для передачи по системе DRM вещания!

К середине часа условия распространения сигнала и приема постепенно ухудшились, SNR снизился до 12-14, аудио декодировалось не полностью, и приемник плевался обрывками фраз "…репрессии, ложь, сталинский режим, пропаганда, репрессии, ложь, сталинский режим, пропаганда..." Это надо было слышать! А во второй половине часа началась передача по письмам слушателей. Я наивно полагал, что поток зловонной, антироссийской критики прекратится, но, куда там… начали читать письмо одного из слушателей – оказывается, даже календарь и праздники в России неправильные и никуда не годятся, в отличие от цивилизованного Запада. В дребезжащем, ехидном голосе ведущего играло, упиваясь своей победой, отмщение – «не давали мне при советской власти слушать западные радиостанции, вот я вам за это, получайте!» Мое терпение кончилось, я выключил приемник, оборвав злорадный голос на полуслове, лучше я буду английские передачи мониторить. Зашел на сайт Голоса России, посвященный материалам о войне, подготовленным в 2000м году - безусловно, нужная, хорошая идея  - есть, что сказать России на эту тему, есть, что противопоставить западной версии, активно и регулярно распространяемой по Discovery. Эволюция в подходе к освещении темы была заметна – градус критического отношения к действиям советского руководства в свежих аудиоматериалах заметно подрос, и если тенденция продолжится, не исключено, что еще через несколько лет материалы Голоса России о войне будут напоминать передовицы Folkischer Beobachter за 1943 год. Просматривая информацию на сайте, еще раз убедился в том, что система тоталитарных традиций российского общества не подразумевает в принципе объективность и восстановление исторической справедливости, независимо от того, какая партия у власти находится, потому что Главное – правильно предсказать свое прошлое. Не нашел я (может быть, и есть, но очень хорошо запрятали, так же как свои партбилеты) ни одного упоминания о правящей тогда в СССР коммунистической партии, под руководством которой наша страна победила в той войне. Советский народ есть, даже некто Сталин кое-где присутствует, правда, как необязательный персонаж, так, иногда кого-то поздравляет, особо в дела войны не вмешиваясь, есть и Верховный Главнокомандующий без имени и фамилии, неизвестный солдат, надо полагать, а вот компартии нет и не было никогда! Никак себя во время войны не проявила, надо полагать. Что же, местные нацисты и русофобы всех мастей, получая аргументы в свою пользу из передач Голоса России, несомненно, будут благодарны и признательны за помощь в борьбе с нами. Когда я вижу, как в интернет-конференциях представители молодого поколения, не пережившие пока что ни одну войну, и, возможно, даже в армии не служившие, убежденно пишут «Слава легиону SS! Да здравствует свободная Латвия без жидов, коммунистов и русских!», вы – господа журналисты Голоса России, все вы можете с чистой совестью взять на себя немалую часть ответственности за идеологию уже сформировавшегося поколения. У вас с ними вместе хорошо получается, и уже общий союзник есть – Адольф Гитлер, который тоже боролся против советской власти и коммунистов.

Я, все-таки, думаю, что приватизировать военную тему и использовать ее в качестве некоего очередного календарного, коммерческого мероприятия, наподобие Пасхи или Нового года (а ни на что другое власти в условиях капиталистического тоталитаризма не способны), по меньшей мере, безнравственно, да и не получится ничего, пока нам есть, что вспомнить и без подсказок. Вспоминаю своего деда, который умер от голода во время блокады Ленинграда, а отец мой выехал летом 41 года перед войной на летние каникулы к родственникам в Подмосковье, что и спасло ему жизнь. От деда осталась только одна, потревоженная временем фотография и пожелтевшие, ветхие листочки писем из блокадного города с бесстрастным описанием ужаса, происходившего вокруг, и норм выдаваемого по карточкам хлеба. В начале 90х годов мы с отцом незадолго до того, когда российские власти закрыли для нас возможность безвизового въезда в Россию, предприняли последнюю попытку отыскать в архивах хотя бы какую-то информацию о человеке, но ничего не нашли, а письма храним и будем хранить как семейную реликвию. От своего отца, никогда не состоявшего в партии, и справедливо полагавшего уже в 60-70е, что партия гниет с головы – из Москвы, в отличие от московских партийных функционеров, вовремя перекрасившихся в демократов и либералов, от отца я до настоящего времени  никогда не слышал - и когда было «нельзя», и когда стало «можно» - критических высказываний по поводу Сталина и «режима», хотя, полагаю, у него были основания выставить счет за погибших родственников и искалеченное войной детство.