Home ] Up ]

История международного Московского радио

В редакции, опубликованной на сайте радиостанции "Голос России" в 2004 году.

Сайта больше нет, редакции тоже. История Московского радио оказалась новому руководству не нужна. У нового руководства, впрочем, история есть, но своя, которая называется "История агенства", в которой ни международного Московского радио, ни радиостанции "Голос России" никогда не существовалодо момента закрытия. Нижеприведенный текст, скопированный на сайте ruvr.ru, судя по конечному результату, многократно переписанный и корректированный в зависимости от капризов государственной цензуры и генеральной линии правящих партий, напомнил мне наспех крашеный и перекрашенный дешевой краской старый видавший виды забор с отваливающимися тут и там, плохо стыкующимимся по цвету кусками, отражающими всю противоречивую, но от этого не менее великую эпоху, которую прожила наша когда-то общая страна.

Очень надеюсь, что российские радиолюбители, все проспавшие с историей радиоглушения, займутся, наконец, историей международного радиовешания СССР, соберут как можно более полную и всестороннюю информацию об этом времени и напишут книгу, или создадут в интернете мультимедийную энциклопедию об истории отечественного радиовещания. Тема эта еще живая, лежит на поверхности, еще живы участники событий, которые, если их грамотно расспросить, многое и очень интересное о своей жизни и работе могли бы рассказать. Очень также надеюсь, что сохранились аудиоархивы, что их под покровами ночи Дмитрий и Маргарита не собрали все в кучу и не вывезли на одну из московских свалок. Кстати, не удивлюсь, если выяснится, что это так и было.

Я скопировал двадцать страниц на сайте " Голоса России". К сожалению, не скопировались аудиофрагменты и фотографии, остался только текст.

Владимир Казгунов.

 

Выпуск первый

Первым языком радиовещания из Москвы на зарубежные страны стал немецкий язык. 29 октября 1929 года в эфире прозвучала первая передача, начинавшаяся словами "Говорит Москва!". Этот день и стал точкой отчета, днем рождения иновещания. Первые программы на немецком языке шли через день. Их продолжительность была разной – от получаса до полутора часов. В них обязательно включались новости, главным образом из газеты "Правда", а также материалы об истории нашей страны, о ее жизни. Очень привлекательными оказались для слушателей репортажи с Красной площади во время государственных праздников – 7 Ноября и 1 мая, когда здесь проходили демонстрации и парады. В таких репортажах звучали живые голоса зарубежных гостей Красной площади - представителей рабочего движения и общественности Германии и Австрии, деятелей культуры этих стран. Очень скоро в эфире появилась рубрика "Почтовый ящик", которая готовилась по письмам слушателей. 
 

Одну из самых первых слушательниц нашему коллеге из службы вещания на немецком языке "Голоса России" Юрию Игриневу много лет спустя удалось отыскать. В 80-годы он работал в Берлине корреспондентом Московского Радио - так тогда называлась наша радиокомпания. Он выяснил, что еще в апреле 1929 года в Германию, в город Лейпциг на спортивный праздник приезжала из СССР молодежная спортивная делегация, в составе которой была москвичка Галина Плечева. Как и другим членам делегации, ей было поручено информировать своих знакомых в этом городе о том, что в октябре состоится первая передача из Москвы на немецком языке. Среди новых знакомых Галины в Лейпциге и оказалась 16-летняя Элизабет Энтлойтер, которая очень заинтересовалась этой информацией и действительно слушала передачу из Москвы 29 октября 1929 года, став затем нашей постоянной слушательницей.

Рассказывает Юрий Игринев: 
"Когда я знакомился с ветеранами рабочего и коммунистического движения Германии, делал о них передачи в связи с различными событиями и датами, то познакомился, в частности, с Элизабет Алатон. Выяснил, что она раньше носила девичью фамилию Энтлойтер, что она родом из Лейпцига. Так я встретился с одной из самых первых наших радиослушателей. Оказалось, что она прекрасно помнит подругу своей юности москвичку Галину. Элизабет рассказала мне, что они с Галиной какоето время поддерживали дружескую переписку, но, когда в Германии пришел к власти Гитлер, эта переписка стала невозможной, а в последствии Элизабет даже была арестована за эту переписку и за то, что слушала московские радиопередачи. После разгрома фашистской Германии Элизабет вновь стала слушать Московское радио и даже стала активной участницей одной из программ. А вот отыскать свою подругу так и не смогла. Все ее попытки установить новый адрес Галины были напрасны. 

Я решил помочь в этом деле нашей слушательнице. В одной из передач на Москву обратился к Галине Плечевой и всем тем, кто мог что-то знать о ней. И вот однажды, разбирая почту слушателей, нашел письмо от Галины Плечевой, той самой Галины. Прошла целая жизнь, и вот подруги смогли встретиться. Элизабет приехала в Москву. Они плакали и смеялись. И все время повторяли: "А ты помнишь, Галина!… А ты помнишь, Элизабет!.."  Мне было очень приятно, что они встретились, нашли друг друга и нашли с помощью радио. Действительно, радио – это мост к сердцам людей, путь к взаимопониманию между народами разных стран мира". 
 

Вещание на зарубежные страны требовало от корреспондентов радио, как и от дикторов, переводчиков, редакторов, высокого профессионализма. Хорошей школой для всех них становилось общение с выдающимися людьми своего времени, ведь в эфире выступали общественные и государственные деятели, ученые, писатели. Создавался и креп интернациональный коллектив: в редакциях работало немало иноспециалистов - носителей языка той или иной страны. 

Прошло меньше месяца с начала передач на немецком языке, когда Москва "заговорила" еще на одном иностранном языке - на французском. 7 ноября 1929 года вышла в эфир первая передача для слушателей Франции. Ее вел их соотечественник Альберт Жозеф. Приехав в Россию в 1916 году, он воспринял революционные события 1917 года как воплощение близких ему идей Парижской Коммуны. Альберт Жозеф с большим энтузиазмом принял участие в организации вещания на французском языке и внес большой вклад в развитие всего международного эфира из Москвы, став живой легендой радио "Голос России". В одном из своих интервью он так вспоминал о становлении иновещания: 
    
"Штат работников был невелик, все мы составляли единую редакцию. Работали много и с энтузиазмом. В основном, передавались материалы из газет, информация, а также музыка. Незабываемыми были специальные передачи – репортажи с Красной площади. 

Постепенно мы набирались силы, появился опыт, редакция расширялась. Выделялись определенные рубрики. Особым успехом пользовался "Почтовый ящик". Это была живая и полемическая рубрика. Нам писали друзья и враги. Мы отвечали и тем, и другим…" 
 

Примечательно, что традиция переписки со слушателями, ответы на их вопросы, сохранилась и сегодня. Во всех службах вещания "Голоса России" есть специальные рубрики, посвященные почте слушателей, ответам на их вопросы. Конечно, на письмах слушателей, теперь уже и полученных по электронной почте, основаны и многие другие наши рубрики и программы. Популярными стали записи выступлений слушателей по телефону. 

 

Выпуск второй.

Информацию из Москвы о самых важных политических событиях, происходящих в мире, о жизни России, ее истории, культуре, сегодняшнем дне слушают в 160 странах мира. Журналисты «Голоса России» могут с полным правом утверждать, что ведут диалог со всем миром. Начались передачи из Москвы на зарубежные страны 29 октября 1929 года, когда в международном эфире впервые на немецком языке прозвучали слова "Говорит Москва!" Этот день и стал точкой отсчета, днем рождения иновещания. А уже в начале ноября того же года Москва "заговорила" и на французском языке. 

Регулярное вещание из Москвы на английском языке началось в декабре 1929 года. Так же как на немецком и французском языках, программы на английском информировали слушателей о жизни в СССР, о важнейших событиях в мире. 

Рассказывает журналист Лев Сетяев, много лет проработавший в отделе вещания на английском языке: 

"Заведующим англо-американским отделом был англичанин, коммунист Джон Гиббонз. У истоков вещания стояли также журналисты Дорис Максин, Ольга Маневская, Джо Адамов, который и сейчас работает на радио "Голос России". 
   
Уже в 1930 году, когда стали поступать первые письма радиослушателей, появилась передача с ответами на их вопросы. Одновременно слушателям по их просьбе посылались открытки, марки, газеты и книги на английском языке. Проводились радиоконкурсы. В качестве призов посылался комплект очень популярного тогда иллюстрированного журнала "СССР на стройке". Передачи отличались разнообразием. Были, например, передачи для женщин, для молодежи, передачи, освещающие жизнь союзных и автономным республик СССР. Все они вызывали большой интерес слушателей". 

Во многих письмах конца тридцатых годов слушатели отмечали хороший английский язык, на котором ведутся передачи из Москвы. Многие тексты переводила тогда Леонора Янковская – живая легенда "Голос России", которая и сейчас продолжает работу на радио. Она родилась в 1917 году в Нью-Йорке. Ее отец, учитель из Белоруссии, в 1905 году эмигрировал в США, а в 1936 году вместе с женой – американкой и четырьмя детьми вернулся на родину. Леонора, для которой английский язык был практическим родным, поступила работать на Московское радио переводчиком, посвятив этой работе всю свою жизнь. 
 

Подобно Леоноре Янковской, большой вклад в становление нашей радиокомпании вносили и вносят представители многих вещательных редакций. С именем аргентинца Луиса Чекини связано начало и последующий путь радиовещания на испанском языке. Испанский язык стал четвертым языком иновещания из Москвы. 1 августа 1932 года молодой эмигрант, рабочий-железнодорожник из Аргентины Луис Чекини открыл вещание на испанском языке. Сохранилась запись его обращения к слушателям: 
  
"Внимание! Говорит Москва, товарищи!" такими словами начинал передачи на испанском языке  Луис Чекини. 

Он совмещал в своем лице и диктора, и переводчика, и корреспондента, работая по 17 часов в сутки без выходных. Луис Чекини посвятил иновещанию 55 лет, подготовил целую плеяду журналистов, переводчиков, дикторов. Будучи на пенсии, он продолжал работать, готовил свои радиомемуары. Вот как он вспоминал о первом дне своего выступления в радиоэфире: 

"Признаюсь, - говорил Луис Чекини,- что в этот момент у микрофона я испытывал одновременно страх, радость, и гордость. Страх – потому что я не был профессионалом, радость – потому что получил возможность рассказывать о стране, строящей социализм и гордость – потому что мне, простому рабочему–железнодорожнику, доверено говорить от имени Советского Союза по радио". 

Для многих журналистов и дикторов испанской редакции Луис Чекини был первым учитетелем, память о котором они хранят в своих сердцах. Рассказывает ответственный редактор службы вещания на испанском языке Ася Хайретдинова. 

"Мы называли и называем его Колумбом вещания на испанском языке. 55 лет бессменно проработал Луис Чекини на радио. Причем особенно надо обратить внимание на первые пять лет. Потому что тогда он работал совершенно один. Вещание на испанском языке было очень важным, ведь к тому времени уже шла гражданская война в Испании. Уже этот голос ждали и слушали его, руководствовались им. И может быть, этот голос как раз и был поддержкой". 

С каждым годом рос и становился все более сплоченным и профессиональным коллектив иновещания. Открывались передачи на Болгарию, Италию, Норвегию, Швецию, в сороковом году – на Китай. Как писал в своих мемуарах один из зачинателей иновещания Степан Колмыков, "у меня было впечатление, что я попал на Вавилонскую башню – все говорили между собой на своих родных языках"… 

 

Выпуск третий.

Передачи из Москвы на зарубежные страны начались 29 октября 1929 года, когда в международном эфире впервые на немецком языке прозвучали слова "Говорит Москва!" Этот день и стал днем рождения иновещания. Сейчас "Голос России" слушают в 160 странах мира. История нашей радиокомпании в 30-е годы прошлого века – вот тема сегодняшней передачи. 

Начало 30-х годов – это время глубочайшего экономического спада в Америке и Европе и одновременно грандиозных строек в Советском Союзе. В эфире Московского радио звучат репортажи о строительстве Комсомольска-на-Амуре и московского метро, пуске мощной гидроэлектростанции на Днепре и первой печи Магнитки, одного из самых крупных в мире предприятий чёрной металлургии. 
   
Фернан Гренье, ветеран французской компартии, так описывал впоследствии свои впечатления от передач Московского радио начала 30-х годов. "Репортажи московского радио о Турксибе, Магнитогорске, Днепрострое восхищали меня. Это была совершенно новая, революционная идея - поставить развитие страны на базу научного планирования. В одном месте страны воздвигали большую электростанцию, в другом – строили гигантский завод. Все это наполняло мое сердце энтузиазмом, как в детстве - книги Жюль Верна". 

Среди национальных героев того времени – челюскинцы. За спасением советских полярников, попытавшихся за одну навигацию пройти по Северному морскому пути из Мурманска во Владивосток и затертых во льдах, следила вся страна. О них знал весь мир. Слушателям Московского радио рассылались верификационные карточки с их фотографиями. Много лет спустя наш немецкий слушатель Курт Либервирт написал в своем письме, что очень хорошо помнит передачу из Москвы, в которой говорилось о спасении "Челюскина". У микрофона выступал Иван Папанин. Речь шла о стойкости и самоотверженности советских моряков и полярников. 

В 1933 году Московское радио вело свой рассказ о стране на восьми языках, в 1940-м – уже на 14-ти. В конце 1939 года Московское радио заговорило на финском языке. В нашем архиве сохранились воспоминания Сайми Куйвала, которая осенью 1939 года была командирована в качестве переводчика на Московское радио: 

В те годы, говорит Сайми Куйвала, Московское радио находилось в самом центре Москвы, в Малом Путинковском переулке. Помню, как я, жившая и работавшая до этого в спокойном и провинциальном Петрозаводске, впервые оказалась в Доме радио и как его длинные и широкие коридоры буквально ошеломили меня. Работа на радио была ответственная и даже необычная. Помню, как в первый же день меня проводили в один из кабинетов, который больше напоминал огромный зал, в котором десятки машинисток печатали под диктовку тексты, которые диктовали на разных языках с большим пафосом переводчики, стараясь, как бы соревнуясь между собой, перекричать друг друга". 

Вторая половина 30-х годов. Все большую обеспокоенность вызывает международная обстановка в Европе. В комментариях Московского радио тех лет рассказывалось о сущности фашизма, о подготовке Германии к войне. Курт Бахман, председатель Германской коммунистической партии, вспоминал, как в конце 30-х годов узнавал из сообщений Московского радио о предложениях СССР, направленных на обеспечение европейской безопасности и о создании совместного фронта борьбы против фашизма. 

Неспокойно было и в Азии. Здесь продолжалась затяжная японо-китайская война. В условиях международной изоляции Китая Чан Кайши признавал, что "ни одна страна в мире, кроме СССР, не может помочь Китаю". Действительно, поддержка была оказана. 

"Говорит Москва". Такими словами в 1940-м году начались передачи Московского радио на китайском языке. Московское радио первым среди международных радиостанций открыло вещание на Азию. Юрий Харин, много лет проработавший в службе вещания на Китай, рассказывает о первых сотрудниках этой редакции: 

"Мне очень приятно, что из первых уст от тех самых ветеранов я слышал много о первых днях вещания в 1940 году, когда только начинался эфир для Китая из Москвы. 

Кто же начинал вещание? Конечно, нужно отдать должное первому нашему главному редактору Степану Колмыкову. Он смог найти среди живущих в Москве китайцев нужных людей. Они были исключительно трудоспособные. Они могли работать в любое время дня и ночи, не отрываясь на обед, на ужин. 
 

Помощь молодой редакции могла приходить с совершенно неожиданной стороны. Например, в то время в Москве в одной из клиник проходила лечение госпожа Ден Ин Чао, супруга будущего премьера КНР Чжоу Эньлая. Получилось так, что здоровье ее пошло на поправку. Она была натура очень деятельная, энергичная. И она стала сильно скучать в клинике и пожаловалась мужу: я могла бы что-то поделать. Чжоу Эньлай предложил ей поработать в китайской редакции, которая открывалась. Ден Инчао с удовольствием пошла туда, и в первых передачах Московского радио на Китай звучал ее очень энергичный, очень мелодичный голос". 

 

Выпуск четвертый.

Тема сегодняшней передачи - работа Московское радио в осажденной Москве в первый год Великой Отечественной войны. 

Ю. Левитан: 
«Граждане и Гражданки Советского Союза.  Сегодня в 4 часа утра без всякого объявления войны германские вооруженные силы атаковали границы Советского Союза. Началась Великая Отечественная война Советского народа против немецко-фашистских захватчиков». 

Известие о начале войны было передано в эфир почти на 20 иностранных языках. 22 июня 1941 года Московское радио впервые обратилось к своим слушателям на норвежском, турецком и польском языках. Вспоминает жена Феликса Дзержинского, Софья Дзержинская о первом дне войны. Она была одной из организаторов вещания на Польшу. 
"Это был страшный и тяжелый день. Когда мы услышали по радио о нападении гитлеровской Германии на Советский Союз, я сразу же позвонила в Коминтерн, где тогда работала. Вопрос был один: чем я могу помочь? Мне было приказано срочно явиться в Радиокомитет, где я уже застала сотрудников издательства "Иностранная литература" Хенрику Кшижановскую и Стефанию Марскую. Мы начали готовить к эфиру перевод выступления министра иностранных дел СССР товарища Молотова. Прочитала этот текст у микрофона Стефания Марская. Так впервые Московское радио обратилось к слушателям на польском языке". 

Очень скоро начались бомбежки Москвы. Студии были переведены в подвал здания, где было оборудовано бомбоубежище. Здесь в случае воздушной тревоги должны были собираться все сотрудники радио. Однако из-за тесноты и отсутствия вентиляции там было практически невозможно работать, поэтому многие не обращали внимание на сирены и оставались в редакциях. Они-то и стали свидетелями события 22 июля 1941 года. Рассказывает Джо Адамов, ветеран иновещания: 
  "Немцы в начале войны сбросили бомбу на здание радиокомитета. И на следующий день немецкая газета объявила, что положен конец Московскому радио. Но бомба ушла глубоко под землю и не взорвалась. Когда приехали саперы, вынули эту бомбу и обезвредили ее, внутри нее была записка "Помогаем, чем можем". Это участники движения Сопротивления в самой Германии оставляли бомбы неначиненными". 

После этого события было решено эвакуировать большую часть сотрудников радио в глубь страны. В октябре 1941 года коридоры Радиодома заметно опустели. Сообщения с фронта не внушали спокойствия. Однако вещание Московского радио не прерывалось ни на один день. 

"Говорит Москва!" - этими словами неизменно начинались передачи не только из столицы, но и из Куйбышева и Свердловска, куда была эвакуирована часть редакций. В полупустой Москве было сложно найти людей, которые взялись бы за организацию вещания на новые страны. И все-таки они находились. В течение самого трудного - 1941 года - Московское радио открыло вещание еще на 11 языках. 

Об условиях, в которых работали тогда сотрудники иновещания, рассказывает Лейзор Сиган, руководитель службы вещания на Польшу. Он пришел работать на Московское радио в годы войны. 
 
"Война в эфире шла так же, как и на фронте. По существу, редакции были на казарменном положении. Ведь в Москве действовал комендантский час. И другой раз, когда передачи заканчивались поздно, выйти за пределы здания было нельзя. Для тех, кто оставался ночевать, была специальная комната. Там были плитки, варили из круп каши и чай, если он был. Вот так жили на казарменном положении". 

В осажденной Москве непредвиденные трудности возникли у сотрудника немецкой редакции антифашиста Хайнца Грайфа. Однажды, когда он шел на работу, его остановил патруль и попросил предъявить документы. Паспорт, в котором было написано "Хайнц Грайф, национальность - немец, место рождения – Берлин", показался патрулю слишком подозрительным, и незаменимый немецкий диктор был препровожден в комендатуру. С тех пор за Хайнцем всегда отправляли единственный автомобиль, бывший в распоряжении Московского радио. 

7 ноября 1941 года, в тревожное время битвы под Москвой, в эфир шел репортаж с парада советских войск на Красной площади. Бойцы прямо с парада уходили на фронт. Наш слушатель Рула Куккулу вспоминал впоследствии, как взволнованно восприняли этот репортаж участники Греческого Сопротивления. Наутро они распространили прокламации, в которых были такие слова: "Москва никогда не будет сдана врагу". Действительно, в декабре произошел  коренной перелом в ходе Московской битвы. 
 

Ю. Левитан:  "После перехода в наступление с 6 по 10 декабря частями наших войск занято и освобождено от немцев свыше 400 населенных пунктов". 

К сожалению, у нас не осталось записей передач иновещания тех лет. Однако несомненно, с такой же торжествующей интонацией это сообщение было прочитано на всех 23 иностранных языках, на которых Московское радио вело тогда вещание. Воспоминания ветеранов иновещания сохранили для нас и совершенно неожиданные случаи, случавшиеся в эфире. Рассказывает Джо Адамов. 
 

"В нашей студии были две загорающиеся надписи. На одной было написано "Микрофон включен", а на другой – "Все готово", то есть передатчик работает. Однажды кто-то забыл выключить микрофон, и он остался включенным. И при этих двух горящих надписях французские дикторы вошли в студию. И один француз сказал другому: "Ты понимаешь, у нас в общежитии очень много клопов. Не знаем, что делать". Их разговор пошел в эфир. Когда война закончилась, в Россию с визитом приехали члены компартии Франции и рассказали нам этот эпизод. Они сказали: "Знаете, эта история нас ободрила. Если дикторов в Москве больше интересовали клопы, чем немцы под Москвой, значит Москва стоит и выдержит". 

В последние дни декабря 1941 года в эфир шли новогодние репортажи с улиц Москвы. 1 января  1942 года Московское радио обратилось к своим слушателям с поздравлением "С Новым годом! Пусть 1942 год станет временем победы  над фашизмом". 

 

Выпуск пятый  

Мы продолжаем рассказ о работе Московское радио в годы войны. 

Что представляли собой передачи Московского радио в это время? Это были получасовки и более короткие выпуски  по 10-15 минут, которые выходили по несколько раз в сутки. С 1943 года передачи начинались и заканчивались словами  "Смерть немецким оккупантам".  Три четверти вещания занимали сводки боевых действий,  приказы Верховного Главнокомандующего, корреспонденции с фронтов, новости тыловых будней, комментарии на злободневные темы дня, выступления советских писателей и публицистов. Однако в эфире находилось время и для юмористических сюжетов. Сотруд-ник итальянской  редакции  Луиджи Амадези знал римский диалект и в сатирических скетчах  обычно  изображал Муссолини.  По его воспоминаниям, во время работы над скетчем его коллеги так оглушительно смеялись, что приходилось начинать все сначала. Чьи  голоса звучали в эфире Московского радио в годы войны?  Джо Адамов,  ветеран иновещания,  работавший тогда диктором,  вспоминает: 

 «Большинство дикторов были очень хорошие. На всех языках это были люди из той страны, на которую они вещали. Так что они говорили без акцента. Работала у нас одна афроамериканка,  член компартии США. Она добровольно оставалась в Москве на всем протяжении войны,  потому что питала к нам симпатию. Ее помощь была весьма кстати, потому что нам не хватало дикторов». 

Однако в работе дикторовиностранцев встречались определенные трудности. Когда Советская армия пошла в наступление  и иногда брала по 30 населенных пунктов в день, для той же Виллианы Бороуз, о которой только что рассказывал Джо Адамов,  было пыткой читать русские названия освобожденных городов и поселков.  Вместе с географией советских побед, расширялась и география вещания  Московского радио. 
   
В апрельские дни 1942 года  оно  сообщило на японском языке весть о победе под Москвой. В течение 1942 года  было организовано вещание на урду, хинди и хиндустани. В августе 1943 года, после победы на Курской дуге и в начале наступления советских войск на Днепре, Московское радио заговорило  на арабском языке, осенью 1943 года на  датском языке. Надежда Снежко, одна из организаторов вещания на Данию, так  вспоминала это время: 
   
«Это были незабываемые дни октября 1943 года, когда мы начали вещание на Данию. На улицах шел мелкий осенний дождь. Но у нас в сердцах было радостно и светло. Мы смогли обратиться к своим датским друзьям, героическим борцам Сопротивления, за мужественной борьбой которых мы с неослабным вниманием следили. Я вспоминаю, с какой любовью, с какой тщательностью мы готовили передачу, которая шла в эфир 13 октября. Мы надеялись, что нас услышат. И потом убедились, что нас действительно услышали». 

После окончания войны Надежда Снежко получила награды от датского правительства и короля Норвегии Хокона VII. Так высоко были отмечены  ее передачи военных лет. У нас есть возможность услышать  и голос первого диктора на Данию  Владимира Гроссмана. В архиве радио сохранилась запись его воспоминаний о том,  как он попал на радио. 

«Это произошло в 1943 году. В то время я работал в Государственном комитете по восстановлению разрушенных войной городов. Мне однажды позвонили с Московского радио  и попросили ежедневно информировать датское население о действительных событиях на фронтах Великой Отечественной войны. На следующий день вышли передачи на датском языке. Каждый вечер после работы я спешил на Радио, где переводил, редактировал и читал сообщения в эфир о ходе войны. Я должен признаться, что очень волновался, когда впервые сел перед микрофоном». 

К сожалению, мы не можем услышать, как  звучали передачи на иностранных языках в годы войны. Они шли в эфир живьем, звукозаписывающей аппаратуры для них не использовалось. Диктор на немецком языке  Лотте Лёбингер,  которую называли "девушка с бархатным голосом",  вспоминала, что наиболее важную информацию  приходилось читать очень медленно, чтобы слушатели могли ее записать. Потом важные сообщения записывали, распечатывали на гектографе и распространяли среди антифашистов-подпольщиков. 
   
Одной из самых популярных передач Московского радио на немецком языке  были "Письма домой". В них зачитывались письма немецких военных, попавших в советский плен. Это стало одной из самых удачных акций Московского радио. В последние годы войны каждая передача на немецком языке  начиналась перечислением имен и домашних адресов попавших в плен немцев. 
Передачи Московского радио транслировались на Германию и ее союзников, на оккупированные территории, на страны антигитлеровской коалиции.  Но доходили ли они до слушателей? Этот вопрос часто задавался в то время в коридорах Московского радио. Вот почему навсегда  запомнились первые отклики военных лет. Рассказывает Лейзор Сиган, руководитель службы вещания на Польшу. Он  пришел работать на Московское радио в годы войны. 

«Мы получили письмо, которое написали польские шахтеры, слушавшие наши передачи в подполье. И они отправили нам письмо через Африку. Оно куда-то ушло и непонятно какими путями затем к нам попало. Письмо было подписано многими людьми, которые работали в польских шахтах». 
Это потом, после войны, стали известны десятки  историй о том,  как пополнялись ряды слушателей  Московского радио. Большинство из тех, кто целенаправленно искал в эфире голос Московского радио, желали из первоисточника услышать о состоянии военных действий на Восточном фронте. Это были мирные граждане в разных странах мира, солдаты вермахта и  даже узники концлагерей. 

Это потом стало известно, что в оккупированных странах Европы выходили подпольные бюллетени с текстами передач Московского радио. Это позже  стал известен факт, что в решающие дни Сталинградской битвы в конце 1942 году в редакции одной индийской газеты регулярно раздавались  ночные звонки, и звонивший спрашивал о том, какие новости  передает Московское радио. Когда пришла весть о том, что Сталинград выстоял,  голос в трубке  сказал:  «Теперь можно отдохнуть». Это был известный политический деятель Индии, сочувствующий Советскому Союзу, Джавахарлал Неру. 
 
Московское радио принесло  долгожданную весть и одной из его сотрудниц. Во время войны шведским диктором  работала Аннемур Даллан. След ее мужа, Рандульфа Даллана, который в 30-е годы уехал в Испанию, чтобы участвовать в гражданской войне, казалось, окончательно потерялся. Было известно, что он был взят  в плен и приговорен к смертной казни. Аннемур не подозревала, что после начала Второй мировой войны  ее муж был освобожден и уехал в Англию, где вступил в ряды норвежской армии. Случайно услышав передачу Московского радио на норвежском языке, Рандульф узнал голос своей жены. С большим трудом ему удалось дать знать о себе в Москву. Однако они смогли встретиться  только после окончания войны. 

 

Выпуск шестой

Роль Московского радио неизмеримо возросла в годы Второй мировой войны.  Радиопередачи из Москвы стали для людей во многих странах мира  важнейшим, а порой и единственным каналом информации о ходе Великой Отечественной войны, о борьбе партизан и антифашистов в Европе и Азии. Об этом шла речь в предыдущих передачах нашего цикла. Сегодня мы продолжаем эту тему. 

1944 год практически предопределил исход Второй мировой войны. Огромное значение в разгроме фашизма  имела  крупнейшая военная операция по освобождению Белоруссии Красной Армией,  получившая название «Багратион». Она  завершилась сокрушительным поражением гитлеровской   армии. Сражение по освобождению Белоруссии способствовало и более успешным действиям союзников,  открывшим 6 июня 1944 года  второй фронт. Немецкое командование, сосредоточив всю свою военную мощь на  восточном фронте, не  имело возможности перебросить войска для подавления  десантной операции  союзников, вошедшей в историю, как операция «Нормандия».   Обо всех этих событиях информировало Московское радио, ведущее к тому времени свое вещание на 29 иностранных языках. У микрофона регулярно выступали участники антифашисткого сопротивления.  Это, например, лидеры коммунистов Франции и Италии Морис Торез и Пальмиро Тольятти, пламенная  испанская революционерка Долорес Ибаррури. Звучали в эфире и голоса выдающихся писателей, ученых.  Дикторы, переводчики, корреспонденты работали без отдыха столько часов, сколько  требовалось, чтобы своевременно  донести  слушателям правду о военных событиях. Ветеран «Голоса России» Джо Адамов, как и 60 лет назад,  ведущий передачи на США, вспоминает такой  случай: 
 

«Мы работали ночью, потому что когда у нас ночь и раннее утро – в Америке  вечер. И вот однажды меня вызвали на радио днем, и я не выспался, а когда  ночью стал читать в эфир комментарий, то заснул. Голова у меня упала, отчего я проснулся и каким-то чудом продолжил чтение  с того места, с которого и надо было продолжать. Вот такой был случай». 

Так  днем и ночью  по много часов в сутки работал в военное время коллектив Московского радио. И вот наступил 1945 год, когда  Красная Армия вышла к границам Германии,  а затем  стала вести бои  уже на ее территории. 

Огромное значение имели московские передачи для партизан и подпольщиков Китая в их борьбе против союзника Германии – Японии, оккупировавшей часть их родины.  Известный китайский общественный деятель и ученый Го Мо-жо, отмечая исключительную важность  передач из Москвы  в годы Второй мировой войны,   сравнивал их с боеприпасами и снарядами. 

В архивах нашей  радиокомпании  есть письмо слушателя из Китая, который  в 1945 году воевал в одном из партизанских отрядов. В письме говорится о том, как однажды в отряд привезли маленькую передвижную радиостанцию и бойцам  удалось поймать передачу Московского радио на китайском языке, в которой сообщалось, что Красная Армия уже ведет бои на территории Германии. Это сообщение было с огромной радостью воспринято партизанами, они  собрались  на митинг, говорили: «Мы в одном строю с нашими братьями из советской страны!» 

Сводки с фронтов Великой Отечественной войны, приказы Верховного главнокомандования Красной Армии  первым всегда читал диктор Всесоюзного  радио Юрий Левитан, чей голос тогда знала вся наша страна. Но однажды первым очень важное сообщение  о том,  что Красной Армией освобождена от гитлеровцев столица Польши Варшава,  прочел молодой диктор радиовещания на польском языке Лейзер Сиган, ставший теперь,  как и Джо Адамов, живой легендой иновещания. Вот что он рассказывает: 

«Это было 17 января 1945 года, это  день освобождения Варшавы. Внезапно, а я был дежурным диктором, меня позвали мои руководители, вручили приказ Главнокомандующего с этой информацией   и сказали: «Немедленно в студию! » Пожалуй, это был единственный случай, когда приказ Верховного Главнокомандующего был первым прочитан  не Левитаном. По этому поводу он часто шутил, говорил, что я его «обскакал». 

Все ближе подступала Красная Армия к Берлину. И вот наступило 2 мая 1945 года, когда весь мир узнал о взятии германской столицы. С замиранием сердца слушали тогда граждане нашей страны Юрия Левитана,  первым  передавшего  это историческое сообщение по радио. 

«От Советского информбюро, - читал Юрий Левитан.  Войска Первого Белорусского фронта под командованием маршала Жукова, при содействии войск Первого Украинского фронта под командованием маршала Конева после упорных уличных боев завершили разгром Берлинской группы  немецких войск и сегодня 2 мая 1945 года полностью овладели столицей Германии городом Берлином- центром германской агрессии. Берлинский гарнизон прекратил сопротивление, сложил оружие и сдался в плен». 

ДИКТОР: Вести о взятии Берлина,   последовавшей через несколько дней капитуляции гитлеровской Германии и пришедшем Дне Победы  Московское радио передавало  на 29 иностранных языках. Вот как вспоминал 9 мая 1945 года  легендарный диктор вещания на испанском языке аргентинец Луис Чекини. День Победы стал самым счастливым днем его жизни: 
 
«Это был незабываемый момент. Нельзя передать словами, что мы все тогда чувствовали. День, который мы ждали четыре года,  наступил. Мы обнимались, плакали от счастья. От волнения нам было очень трудно читать в эфир о пришедшей  победе,  и только собрав все силы,  можно было передать слушателям сообщение   об этой исторической победе над  фашизмом, доставшейся ценой жизни многих  миллионов людей. Этот день я никогда не забуду». 

Среди работников Московского радио   немало тех, кто приближал  день Победы с оружием в руках, сражаясь  на фронте, в партизанских отрядах,  и тех, кто самоотверженно работал в тылу. Стало доброй традицией отмечать День Победы с нашими ветеранами. А на памятной доске, установленной на третьем этаже  радиодома на Пятницкой   с именами 12   журналистов и  корреспондентов, павших смертью храбрых на фронтах Великой Отечественной войны,  написано: «Вечная слава героям!» 

 

Выпуск седьмой

Заключительные действия Второй мировой войны развернулись на Дальнем Востоке в августе-сентябре 1945 года. Они закончились капитуляцией Японии, тогдашней союзницы фашистской Германии. Выполняя обязательства перед союзниками, в августе 1945 году в войну с Японией вступил и Советский Союз.  На всем протяжении  Великой Отечественной войны  для руководства Советского Союза оставалась насущной задача – не допустить начала военных действий сразу на двух фронтах – Западном и Восточном. Войны на два фронта удалось избежать. В этом есть и заслуга Московского радио, начавшего вещание в годы войны на японском языке.  В военные годы сотрудников японского отдела можно было пересчитать  по пальцам. По воспоминаниям диктора Катаямы Ясу, сотрудники отдела  изо всех сил старались, чтобы японцы больше узнали о Советском Союзе. 

Акт о капитуляции Японии еще не означал прекращения войны. Еще в течение семи лет  страна находилась в оккупации. Война тогда казалась для японцев перманентным состоянием. Вот почему Московское радио в эти годы предпочитало говорить с японцами не столько о политике, сколько о культуре. Любовь к классике -  вот в чем можно было найти общий язык. Литературные передачи стали визитной карточкой японского отдела. Их автором  была Окада Ёсико. О ней рассказывает руководитель службы вещания на Японию Липман Левин. 
 
«Когда в 1959 году я пришел работать в японский отдел московского радио, в студии я встретил диктора – в прошлом артистку японского театра. Это была  Окада Ёсико. Это было настоящее счастье  - более 30 лет проработать рядом с такой замечательной актрисой, которую сравнивали с Любовью Орловой, Ингрид Бергман. Я называл ее "камбан-мусумэ" – "девушка на обложке нашего радио". Благодаря ей рейтинг нашего японского отдела резко поднялся вверх». 

На  Московском радио хрупкая японка появилась в 1948 году, а перед этим были  10 лет сталинских лагерей. В 1938 году она тайно пересекла советско-японскую границу и бежала в Советский Союз. Она объясняла свой побег  желанием учиться в Москве системе Станиславского. Но время было выбрано неподходящее. Актрису приняли за японскую шпионку. 10 лет ее голоса не слышали в Японии, и наконец Есико Окада вновь обратилась к своей аудитории. 

Но слышали ли голос Окады Ёсико в Японии? В отличие от большинства редакций, в которые после войны шел поток писем, японский  отдел Московского радио  был практически лишен обратной связи. Вот почему первое письмо от японского слушателя стало настоящим событием. Послушайте, как рассказывала о нем сама   Окада Ёсико. 

«Точно даже и не помню, когда именно это случилось и от кого было письмо, но однажды мы наконец-то получили это первое послание.  Оно было совершенно растерзано. Конверт вскрыт, края помяты. У нас с Японией еще не были восстановлены дипломатические отношения, и письма не могли приходить прямой почтой. Они шли окольными путями, через множество стран, и в каждом пункте ставилась своя печать. На том первом письме их было огромное количество. Когда я увидела письмо, я побежала в редакцию с ним и, помню, танцевала». 

Настоящая лавина писем из Японии обрушилась на Московское радио после  возобновления дипломатических отношений двух стран в 1956 году. С тех пор японский отдел  - традиционный лидер по объему корреспонденции со слушателями. 
 

Поражение Японии во Второй мировой войне вызвало новый всплеск  национально-освободительного движения в Юго-Восточной Азии.  В  августе  1945 года независимость провозгласила Индонезия. Московское радио стало  одной из первых мировых радиостанций, открывших вещание для этой страны.  Первым диктором и переводчиком на Индонезию был Семаун. Ветеран иновещания Игорь Кашмадзе рассказывает об этом незаурядном человеке. 
 

«Это был человек-легенда,  один из лидеров национально-освободительного движения Индонезии, создатель коммунистической партии Индонезии. Он был приговорен голландцами в 1922 году к высылке в малярийный лагерь на Новой Гвинее. Семаун был осужден за то, что организовал забастовку железнодорожников». 

Однако язык первых передач был несовершенен.  Семаун уехал из Индонезии еще в 20–х годах прошлого века. За годы его отсутствия в стране успел сформироваться современный индонезийский язык. В эфире Московского радио на нем заговорили приехавшие в 50-е годы в Москву профессиональные индонезийские дикторы. Передачи стали разнообразнее и интереснее. Игорь Кашмадзе продолжает: 

«Писем к нам приходило огромное количество. Мы были на втором месте по числу писем после Японии. Индонезийцы очень общительный народ, и страна громадная. В год  доходило до 15 тысяч писем. Посылать письма приходилось очень далеко, и это было недешево. У нас была очень живая связь со всеми островами Индонезии, не только с крупнейшими -  Явой, Суматрой, но и  с самыми маленькими  и отдаленными. А ведь в Индонезии 17 с половиной тысяч островов». 

Как сказали бы индонезийцы, Советский Союз во второй половине 1940-х годов  "был на ветру",  к стране-победителю   было приковано внимание всего мира. В эфире Московского радио военные сводки уступили место хронике восстановления народного хозяйства.  В эфире звучат известия о запуске первой турбины Днепрогэса, о восстановлении довоенного уровня добычи угля в Донбассе,  о планах четвертой пятилетки.   С легкой руки  сотрудника немецкого отдела  Манфреда Рыскина на иновещании прижились две его инициативы. Манфред Рыскин,  ветеран иновещания, рассказывает. 
 
«Я очень горжусь двумя вещами, которые ввел лично я и осуществил. В 1947-48 годах я побывал почти во всех лагерях немецких военнопленных в Московской области и Москве. И записал там приветы, которые посылали военнопленные на родину. Это было трогательно, люди были благодарны за это. Например, когда сломались мои часы, среди военнопленных нашелся часовых дел мастер, и во время записи отремонтировал их. Когда я предложил деньги, он отказался. Я был также инициатором сводки погоды. В начале передачи, чтобы сделать ее более живой, я начинал с погоды и вообще рассказывал слушателям о каких-то незначительных человеческих событиях». 

Энтузиазм, - таким было общее  настроение  после войны в Доме радио. По воспоминаниям ветеранов иновещания, все жили как дружная семья.   Семья эта все более разрасталась, в Доме радио на Путинках уже  становилось тесновато. В 1948 году в трех-четырех студиях, откуда шло вещание,  в течение суток сменяли друг друга дикторы уже на 39 языках. 

 

Выпуск восьмой.

Важнейшие события в стране и в мире  находили отражение в передачах Московского радио. И  часто сами  журналисты иновещания становились их непосредственными свидетелями и участниками. Ярким примером  может служить выдающийся журналист-международник, профессор  Валентин Зорин. 
Один из первых выпускников  Московского Государственного Института Международных Отношений Валентин Зорин пришел на радио в 1948 году,  и темой его первых комментариев и выступлений стала международная жизнь. Это было время становления Организации Объединенных Наций, созданной в 1945 году для поддержания безопасности в послевоенном мире.  Это было и время растущей год от года  конфронтации между Советским Союзом  и США.  Вот как вспоминает о своей работе Валентин Зорин,  в то время  ведущий передачи на США и Англию: 

«Как работалось? Тяжело работалось. Сейчас вообще принято наше прошлое подавать в мрачных тонах, упрекать журналистов радио, иновещания в том, что мы занимались пропагандой. Что мы были жесткими. Это все так, но я хочу напомнить нашим слушателям, как назывался тот период, в который мы работали. Он назывался «холодная война». А война -  это когда  ведут огонь обе стороны. И когда сейчас недобрым словом поминают передачи Московского радио, то тем, кто это делает,  рекомендую поднять архивы и посмотреть передачи на Советский Союз  «Голоса Америки», других радиостанций и посмотреть,  в какой степени они были корректны, чисты  и были ли у них « за спиной крылышки». Это была война. В нас стреляли и мы стреляли.  Потом понемногу времена начали меняться,  и в соответствии с ними, менялась и тональность нашей пропаганды, менялось и отношение к нам». 

Валентин Зорин был  одним из первых радиожурналистов нашей страны, который стал ездить за рубеж. Такое стало возможным уже после смерти Сталина в 1953 году, наступления в нашей стране политической оттепели и,  соответственно, улучшения международной обстановки. Рассказывает Валентин Зорин: 

«Моя первая поездка была в 1956 году, когда состоялся  сенсационный визит советских руководителей в Англию. Тогда Булганин и Хрущев на крейсере «Орджоникидзе» направились в Англию. Вдвоем. Хрущев еще не был единоличным лидером. Еще было так называемое коллективное руководство. Вот так случилось,  что я поехал освещать эту поездку». 

С  тех пор  зарубежные поездки  Валентина Зорина стали нормой. Во время  этих поездок, в основном в Соединенные Штаты Америки,    Валентин Зорин готовил материалы и для всесоюзного радио, и для телевидения, и для иновещания. Как складывалась его  жизнь  в первое время пребывания в Америке? 

«Я читаю книги хороших американских журналистов, которые работали тогда же корреспондентами в Москве. Они ужасно жалуются на наши порядки, пишут,  как их здесь контролировали. Так было. Но и, когда я приезжал в США, мне давали визу  в Нью-Йорк и я не мог выехать далее,  чем за 25 миль. А если мне надо было выехать, скажем, в Чикаго, или куда еще, то я должен был через наше посольство подавать ноту в Государственный департамент. При этом, в нашем посольстве висела большая карта, где были закрашены крупные площади, целые штаты, куда ни при каких обстоятельствах советскому журналисту приехать было нельзя». 

Так что наши журналисты в США  были ничуть не в лучшей ситуации, чем их американские коллеги в Москве. А зачастую возникали и  чрезвычайные ситуации. Валентин Зорин вспоминает об одном таком случае: 

«В свое время наделало много шуму нападение на меня средь бела дня в  Сентрал Парке. Было объявлено, что это грабители, хотя  это не были грабители, скорее это были агенты  спецслужб,  и не так уж их интересовал мой бумажник. Потому что,  если  бы им нужен был бумажник, то отняли бы и убежали. А держать 10 минут под дулом пистолета и говорить, что «вот захотим, и тебя не  будет» - это уже психическая атака. Это была попытка запугать…  Я был тогда  специальным корреспондентом, аккредитованным на сессии Генеральной Ассмблеи ООН, поэтому Генеральный Секретарь ООН и мэр Нью-Йорка  принесли мне официальные извинения, но факт остается фактом. Не нравилось кому-то, что корреспондент радио из СССР уж очень свободно себя чувствует, где-то ездит, с кем-то встречается. Так что я на собственном опыте мог оценить время, когда рухнула холодная война». 

Тем не менее,  поездки Валентина Зорина в США продолжались,  и его материалы о международных событиях вызывали большой интерес как у слушателей Московского радио, так и  у наших телезрителей,  поскольку  Валентин Зорин активно работал для советского телевидения. Он освещал и работу сессий Генеральной Ассамблеи ООН, официальные визиты руководителей СССР в США, включая времена наступавших в нашей стране перемен.  Вот что говорит Валентин Зорин о своих поездках в 80-е годы. 

«Такое впечатление, что это были поездки в разные эпохи. Совершенно другая обстановка, другое отношение, другая ситуация. Я как журналист могу сказать, что я счастлив, что работаю сегодня, имею возможность впервые за многие  годы не оглядываться на цензуру, говорить то, что я думаю. Приятно приезжать в США, Англию, когда коллеги тебя принимают самым дружеским образом и когда с ними можно говорить откровенно». 

 

Выпуск девятый.

Начиналась совершенно новая эпоха. Одним из ее символов стал XX съезд КПСС в феврале  1956-го года. На съезде не только был развенчан культ Сталина, но и провозглашен новый внешнеполитический курс  на мирное сосуществование со странами с различным строем. Жесткая конфронтация со странами капиталистического лагеря сменилась переговорами с их лидерами.  В середине 50-х годов впервые после войны встретились главы правительств СССР, США, Великобритании и Франции. В Москву зачастили иностранные правительственные делегации. Крупным событием в истории международных отношений стал приезд в Москву премьер-министра Японии Итиро Хатоямы. В результате московской встречи был положен конец официальному состоянию войны между двумя странами.  В архиве Московского радио сохранился репортаж, который вел диктор японского отдела Тамоцу Кавасаки о прибытии в Москву премьера Хатоямы. 

«Кавасаки сообщает, как в небе  над Центральным  аэродромом появляется самолет "Ил-14", на борту которого находится  японская правительская делегация во главе с премьер-министром Хатоямой. Самолет совершает приземление на зеленом поле и подруливает к зданию аэродрома». 

Главные  темы передач Московского радио тех лет - пропаганда борьбы за мир и  критика политики Североатлантического альянса.  В противовес ему в 1955 году был создан  Варшавский договор. В него вошли Советский Союз и семь социалистических стран Восточной  Европы.  Московское радио последовательно увеличивало вещание на страны, вставшие на путь социалистического строительства. Вскоре его передачи начали ретранслироваться в национальном эфире восточноевропейских государств. Вот что рассказывал бывший заведующий отделом вещания на Румынию Владимир Потапов: 

«Переход Румынии к строительству социализма потребовал изменения содержания наших передач.  В Румынии появился большой интерес к разным сторонам жизни советского народа, к его опыту построения нового общества. Этот интерес почувствовали и мы, сотрудники румынской редакции. Увеличился поток писем от слушателей, и нам приходилось постоянно расширять круг проблем, затрагиваемых в наших передачах». 

Чтобы рассказать об опыте социалистического строительства  в СССР, корреспонденты Московского радио  отправлялись на промышленные предприятия, в совхозы и колхозы  разных уголков страны,  у микрофона выступали советские специалисты. Московское радио неоднократно устраивало переклички между городами, предприятиями, представителями общих профессий  и даже школьников разных стран.  Зачастую в ходе них завязывались личные контакты. Возобновлялись и разорванные связи.  Ветеран минувшей войны генерал-майор С. Беляев, участвовавший в освобождении Венгрии, с помощью Московского радио разыскал  венгерских добровольцев, которые помогали его  частям в годы войны. 
   
На Московское радио пришли работать  журналисты и дикторы восточноевропейских национальных радиостанций.  О чешских сотрудниках иновещания вспоминает  только что начавшая работать в то время Лидия Георгиевна Петрова. 
 
«Люди, которые вещали на Чехословакию,  были очень грамотными и  заинтересованными. Они ездили по нашей стране и привозили интереснейшие материалы. Они объездили весь Кавказ, всю Сибирь, все самые дальние уголки страны. Наш отдел получал мешки писем. Мы устраивали радиоконкурсы.  Победителей мы  встречали как самых желанных гостей. Люди, у которых кончался срок работы, уезжали отсюда со слезами. Чехи любили нас, мы любили их». 

Народная музыка и песни советских композиторов – таковы  были заявки слушателей, приходившие на радио. Концерты по заявкам передавались в эфире часто. Подсчитано, например, что за 1956 год на Болгарию было передано около 100 музыкальных концертов. А для румынских слушателей неоднократно повторялась "Песенка фронтового шофера" в исполнении Марка Бернеса. Его называли в Румынии «человек с теплым голосом». По  многочисленным просьбам румынский отдел подготовил передачу об этом  исполнителе. В ней  Марк Бернес исполнил  на румынском языке песню «Привет Бухаресту». Она была  специально написана композитором Модестом Табачниковым и поэтом Яковом Хелемским. 
 

Об откликах на передачи, которые готовило Московское радио,  рассказывала диктор румынского отдела Клара Окунева. 
 
«Я вспоминаю эмоциональные письма, приходившие со всех концов Румынии. В них были не только мнения и впечатления о содержании наших передач, но и рассказы о собственной  жизни и труде, просьбы помочь связаться с советскими рабочими, колхозниками, студентами и школьниками. Часто в письмах были стихи, посвященные Советскому Союзу». 

В Европе все устали от политики и войн. Потому радио в то время становится одним из развлечений. Московское радио принимает условия игры. В его эфире находится время рассказать о житейских делах москвичей – погоде, магазинах, новостройках, премьерах. Слушателям  предлагают совершить радиопрогулки по достопримечательностям столицы. А почему бы собственно не посмеяться?  Для этого открывается уголок юмора. Любители спорта не чувствовали себя обделенными. Французская редакция, например, вела репортаж со столичного стадиона "Динамо", где состоялся матч между сборными СССР и Франции по футболу. Первый удар по мячу нанес французский актер Жерар Филипп. Зная о любви итальянцев к лотереям и пари, итальянская редакция предлагала слушателям угадать счет матча в Москве с участием флорентийской и московской футбольных команд. 

В поисках новых форм передач участвовала  молодежь, в том числе иностранные студенты, которые в то время  обучались в Советском Союзе.   Лучших из них приглашали в качестве дикторов и переводчиков на Московское радио.  В отделе вещания на Финляндию силами студентов готовилась постоянная рубрика "Москва глазами финна".  В "Передаче для семьи" в роли супругов выступали студент и студентка из Финляндии. Они вели непринужденную беседу о политике, географии, музыке, кулинарии. 
Иностранные студенты в  Москве уже не были редкостью. В столицу прибывали «поезда дружбы», в которых ехали учиться в Советский Союз юноши и девушки из разных стран.  Однако то, что творилось в Москве летом 1957 года в дни Всемирного фестиваля молодежи студентов, было невиданным зрелищем.  Для участия в фестивале приехали 34 тысячи гостей  из 131 страны мира. На улицах мелькали европейские пиджаки и индийские сари, японские кимоно и мексиканские сомбреро, индонезийские бархатные шапочки и шотландские клетчатые юбки. Членов иностранных делегаций неизменно сопровождали корреспонденты Московского радио. 
   
Работа требовала максимальной оперативности.  Об одном необычном решении упростить курьерам доставку нескончаемых материалов в студии рассказывает сотрудник отдела вещания на Финляндию Пиррко Куйвала. Финская редакция располагалась в дни фестиваля в здании в самом центре Москвы. Однако, увы, оно было без лифта. 

«Мы долго думали, что бы изобрести, чтобы не спускаться каждый раз за материалами,  которые три раза в течение часа привозили из редакций. Кто-то предложил прикрепить к окну веревку  и привязать в ней жестяную банку. Курьеры, привозившие материалы, закладывали папку с материалами, а мы поднимали ее вверх и  затем вновь опускали вниз». 

Кроме курьезных случаев, простого человеческого общения, которого было в избытке, всем запомнилось ощущение праздничности, которое царило в Москве в то лето. А ветераны иновещания вспоминают очереди из гостей, которые выстроились в студиях Московского радио. Участники фестиваля   желали поделиться со своими соотечественниками впечатлениями о пребывании в Советском Союзе, в Москве. 

 

Выпуск десятый.

1960-ый год  не нуждается в пространных характеристиках.  В мировую историю он вошел как год Африки. За один год на карте мира появилось 17 новых государств. Один за другим у штаб-квартиры ООН поднимались флаги независимых  африканских стран. Весь мир следил за событиями на "черном континенте". Распад колониальной системы –  в этом была большая заслуга и Советского Союза.  Тогдашний руководитель страны Никита Хрущёв настаивал на принятии Генеральной Ассамблеей ООН декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам. Интерес к Африке в Советском Союзе особенно  ярко проявился еще во время VI Всемирного фестиваля молодёжи и студентов летом  1957 года.    Тогда впервые в страну приехала большая африканская  делегация. 

Энтузиазм в Африке в те годы  был огромный. Африканцы верили, что с падением колониальных режимов начнется новая счастливая жизнь. С таким же энтузиазмом на Московском радио начала работать Африканская редакция. Первые передачи на Африку прозвучали еще в конце 50-х годов на английском и французском языках.  В 1961 году Московское радио впервые заговорило на  трех африканских языках – амхарском, суахили и хауса. Со временем для африканских слушателей было организовано вещание еще на 8 местных языках. В редакцию были приглашены выпускники Ленинградского университета, где готовили специалистов по редким языкам, консультации давал патриарх африканистики в нашей стране профессор Иван Потехин. В редакции работал один из создателей литературной нормы хауса Джон Аббас Тафида. Он  приехал в Москву по распоряжению Нигерийского правительства. Вскоре после начала вещания на Африку был зарегистрирован "небывалый феномен хауса". Хаусанские слушатели присылали около 27 000 писем в год. Писем из малообразованной Африки приходило в 1,5-2 раза больше, чем из Европы или всего американского континента. В чем же разгадка этого феномена? Рассказывает Виктор Лаптухин, начинавший  работать в африканской редакции выпускающим. 
   
«Традиция африканского общества, малообразованного, неграмотного,  - это была традиция народных сказителей, рассказчиков. И радио попало именно в эту систему. Часто это был голос  местного диктора, земляка, который говорил из Москвы. Для африканцев создавались  специально упрощенные передачи. В них многое объяснялось. Наши передачи использовались на курсах ликвидации безграмотности. Самой популярной передачей был клуб африканских слушателей». 

Эта передача создавалась по письмам радиослушателей. Их  интересовало, что представляет собой  Москва, есть ли в СССР деньги, как работают крестьяне на земле,  чему  учат советских детей.  Особенно частым был вопрос об учебе в Советском Союзе.  В Москву приезжало много африканских студентов. Московское радио  предоставило им возможность передавать приветы своим родным на родину. Эти передачи, а также концерты африканской музыки  пользовались особенным успехом.  Однако понять советские реалии подчас было трудно даже   дикторам-африканцам. Как-то в первые годы  вещания на Африку они отказались читать материалы об исследованиях космоса, посчитав их небылицами. Лишь просмотр документального фильма "Путь к звездам"  убедил их, что человек способен  проложить дорогу в космос. 
 

Пожалуй, многим тогда было сложно поверить, что  началась космическая эра. Московское радио сообщало всему миру о первых шагах, который предпринимал Советский Союз по освоению космоса. В октябре 1957 года  на околоземную орбиту был выведен советский спутник. Послушайте как об этом событии сообщил диктор японской редакции Такигути Синтаро. 

«Говорит Москва. Вы слушаете экстренное сообщение. Сегодня Советский Союз осуществил запуск первого в мире спутника Земли». 

Повсюду в мире спутник окрестили русским чудом. Бельгийский журнал «Пуркуа па» так писал об этом событии: «Этот день был не таким, как другие. Во всех концах планеты прислушивались к голосу Москвы. Прильнув к приемникам, они ловили  позывные, доносившиеся с неба». Русское слово «спутник» вмиг стало интернациональным. 

12 апреля 1961 года весь мир узнал о полете  первого человека в космос. Им был Юрий Гагарин. Вьетнамские слушатели Московского радио услышали это сообщение от Нгуен Тху, ветерана вьетнамской кинематографии. В 1961 году он учился в Москве. Вот как он сам рассказывал об этом. 
 
«Однажды рано утром рядом с моим домом остановилась машина. Вышедшие из неё позвонили в мою дверь и представились работниками вьетнамской службы Московского радио. Они попросили меня срочно приехать на радио, чтобы прочесть для слушателей во Вьетнаме сообщение о первом в мире космическом полете Юрия Гагарина. Я очень растерялся, спросил: «Почему именно я? Я никогда не работал диктором, вообще по радио не выступал». Но мне сказали, что у меня голос подходящего для этого события тембра. Я был неимоверно взволнован! Читал сообщение, и сам чувствовал, что никогда прежде мой голос не звучал так торжественно». 
 
Тот апрельский день  внес непредвиденные поправки в сетку передач  арабской редакции Московского радио. Москва ликовала, по  улицам шли праздничные демонстрации. Попав в нескончаемый людской поток, сотрудники арабской редакции не смогли вовремя добраться до работы.  В результате эфирная передача оказалась не готова.  Тогда в прямой эфир вышел Набих Рушейдат, видный сирийский общественный деятель,  в 60-е годы он был диктором Московского радио. Слушая прямую телетрансляцию о демонстрациях в Москве, он в течение получаса рассказывал своим слушателям, что происходит в советской столице в день первого полета человека в космос. 

Позже в 1963 году в интервью Московскому радио Гагарин  уже подводил предварительные  итоги  двух последних лет в освоении космоса. 

«Наиболее яркими достижениями нашей космонавтики за два минувших года, безусловно, следует считать успешные полеты наших летчиков-космонавтов, а также рейсы межпланетных автоматических станций к Луне, Венере, Марсу. Мало сказать, что эти эксперименты уникальны и имеют решающее значение в дальнейшем освоении космоса. Каждый старт - будь то полет "Востока" или старт автоматической станции в сторону планеты Венера, суточный орбитальный рейс Германа Титова или невиданная в мире трасса станции "Марс-1", все эти свершения, по-моему, имеют историческое значение». 

Гагарина связывали с  Московским радио и личные симпатии. Во время пресс-конференций его переводчиком был сотрудник английской службы Московского радио Борис Белицкий.  Он же был и личным  переводчиком  Юрия Гагарина на приеме у английской королевы.  Белицкому запомнилось на всю жизнь, что, отправляясь в Букингемский  дворец, Гагарин с юмором произнес: "Вперед, к английской королеве".  Борис Белицкий настолько виртуозно владел английским языком, что, говорят,  во время визита в Англию вслед советской делегации кричали не только "Да здравствует Гагарин", но и  "Да здравствует Белицкий". 
 
Полет Гагарина привел к фантастическому всплеску  интереса  слушателей к  передачам  о советской науке и технике. В начале 1960-х годов о крупных успехах советской науки Московское радио сообщало уже более чем на 40 языках. 

 

Выпуск одиннадцатый

Одним из важных направлений внешней политики Советского Союза в середине XX века стала активизация отношений со странами Азии. Крупным успехом советской дипломатии стало возобновление приема в ООН новых членов. Это были новые государства Азии и Африки, получив-шие независимость. Они избрали своей позицией борьбу против колониализ-ма и политику неприсоединения. Их нейтралитет в международных отноше-ниях приветствовался советской дипломатией. 

Важным партнером Советского Союза в Юго-Восточной Азии стала Индия. Никита Хрущев был первым среди глав великих держав, кто посетил эту бывшую британскую колонию после провозглашения ее независимости. Визит в Индию был нанесен в 1955 году спустя несколько месяцев после посещения Москвы премьер-министром Индии Джавахарлалом Неру. Во время визитов в обеих столицах толпы людей выражали одобрение установлению советско-индийской дружбы. История вещания на Индию Московского радио к этому времени уже насчитывала более десятка лет. Однако время расцвета было впереди. К началу 60-х годов Московское радио вело передачи на четырех крупнейших национальных языках Индии – хинди, урду, бенгали и тамили. Для Индостана, этой своеобразной языковой вавилонской башни, этого было недостаточно. 
  
За одно десятилетие количество языков вещания на Индию увеличилось с 4 до 12. Московское радио побило все рекорды международного радиовещания по охвату аудитории в Индии. В конце 60-х годов передачи из Москвы стали доступны для понимания примерно для 500 миллионов индийских жителей. Индийская редакция на Московском радио стала одной из самых многочис-ленных. Благодаря налаженным контактам в ней работало много индийских профессиональных дикторов. Как вы думаете, легко ли было освоиться жи-телям Дели в суровой Москве? Рассказывает сотрудник индийского отдела Московского радио Виталий Машанов. 

"Индийцы приезжали работать в Москву обычно зимой. Южанин, нежное создание, приезжает из Индии, а в Москве дождь и холод. Их встречали в аэропорту с шапкам-ушанками и с зимним пальто, привозили на квартиру, обу-страивали. Индийцы – в основном вегетарианцы. В Москве же зимой было сложно с овощами, поэтому им помогали с питанием. Так что приспособиться к условиям жизни было непросто, но они приспосабливались. К концу 60-х годов у нас получился довольно слаженный и эффективный коллектив". 

Дружественные отношения со странами-соседями – к этому стремится любое государство. Заверение в нейтралитете и в неучастии в военных блоках - вот что услышал Никита Хрущев во время своего пребывания в Афганистане в 1955 году. Визит советского лидера в Афганистан стал определенной вехой в истории Московского радио. Рассказывает ветеран отдела вещания на Афга-нистан Павел Канашкин. 

"Активное сотрудничество между двумя странами было положено в ходе ви-зита Хрущева в Афганистан в 1955 году. Тогда было подписано соглашение о культурном сотрудничестве. По этому соглашению и было организовано ве-щание на Афганистан. Вещание на языке пушту началось в 1957 году с 15-минуток. Это были в основном новости и информация об экономике, культу-ре в Советском Союзе. Потом вещание достигло шести часов в сутки. На ра-дио существовала практика обмена специалистами. Первыми дикторами бы-ли афганцы Абдуллатиф Джалали и Фахим, которые были командированы в Москву по двустороннему соглашению. Интерес к СССР в Афганистане был огромный. В Афганистан приехали много советских специалистов". 
  
Среди афганских слушателей были особенно популярны викторины о Совет-ском Союзе. Многочисленным участникам, блеснувшим своими познаниями, высылались призы. Сотрудничество и добрососедские отношения - вот что было главными темами передач на соседние страны Ближнего и Среднего Востока, будь то Афганистан, Турция или Иран. Названия передач говорят сами за себя - "Дружба и бескорыстие", "Радиоклуб сторонников советско-иранского добрососедства". В еженедельных программах "Вдоль советско-иранской границы" или "Вдоль советско-афганской границы" рассказывалось о жизни советских кавказских и азиатских республик, граничащих с этими странами. Ощущение близости стран - оно проявлялось не только в заплани-рованных передачах, но порой совсем неожиданным образом. Об одном при-мечательном случае рассказывает ветеран иновещания Дагмара Ботвинова. Он произошел с диктором на Иран Джамшидом Кешаварзом, политэмигрантом, вынужденным в свое время покинуть родину. 
 

"Как-то мы вдвоем вошли в радиостудию прямого эфира, чтобы прочитать новости. Джамшид, безумно тосковавший по своей далекой родине, включил микрофон и вдруг вместо слов "Говорит Москва", сказал: "Говорит Тегеран". Я замерла. А Джамшид после короткой паузы с грустной улыбкой сказал: "Дорогие друзья! Конечно же, "Говорит Москва". Но я не так уж и не прав. Мои мысли, мое сердце – с вами, жители Тегерана и других иранских горо-дов. Мы всей душой с вами, и вы в наших сердцах и мыслях! Новости мы прочитали после этого лирического отступления с особым вдохновением и энтузиазмом!". 

Событием становилось каждое выступление на Московском радио турецкого писателя Назыма Хикмета. Талантливый поэт, разделявший коммунистиче-ские идеи, просидевший 17 лет в турецких тюрьмах, он еще при жизни стал легендой. Эмигрировав в СССР, он сотрудничал с Московским радио. В турецкой редакции до сих пор хранятся записи его радиовыступлений. Всегда популярны были музыкальные передачи. Главным было угадать вкусы слушателей. Так, было замечено, что индийцы любят современную советскую музыку, но недолюбливают классику. Классические произведения русских композиторов часто просили исполнить турецкие слушатели. Постоянный интерес у них вызывала и национальная музыка народов СССР. Свои предпочтения были у иранских слушателей. Продолжает ветеран отдела вещания на Иран Дагмара Ботвинова. 

"Среди любимых песен иранских радиослушателей были две песни-гимна – "Сад мира" о борьбе за мир и "Мелодия сердца", лирико-патриотическая песня о родине, которые сочинил наш талантливый и удивительных коллега Джамшид Кешаварз. Звучала в наших передачах еще одна удивительная иранская песня-гимн "Салют, Сталинград". Она была посвящена городу, ге-роически оборонявшемуся в годы Великой Отечественной войны. Автором этого гимна стал молодой и яркий композитор Самин Бахчебан. В 50-е годы он совершил поездку в нашу страну в составе делегации Общества культурной связи Ирана с СССР. И позднее создал этот замечательный гимн". 

Чтобы представить, как звучал этот гимн, мы попросили Дагмару напеть его. 
В 60-е годы Московское радио стремительно расширило вещание на нацио-нальных языках стран Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока и Африки. За 10 лет были открыты передачи на 27 новых языках и диалектах.

 

Выпуск двенадцатый

Иновещание с самого начала как бы аккумулировало вокруг себя людей талантливых, высокообразованных, инициативных. Многие из них в последствии стали ведущими журналистами на телевидении, достойно проявили себя в политической и общественной деятельности. Мы можем гордиться тем, что именно на иновещании начинал свой жизненный путь Евгений Примаков. Экономист, историк, академик Российской академии наук Евгений Примаков в свое время занимал и пост министра иностранных дел, и возглавлял службу внешней разведки, и был премьер-министром после обрушившегося на страну экономического кризиса 1998 года. Ныне Евгений Примаков – президент Торгово-промышленной палаты Российской Федерации. Этой весной в интервью для радио «Голос России» он, в частности, вспоминал о том, как в пятидесятые годы пришел работать в арабскую редакцию и очень скоро стал ее руководителем. Работа была очень напряженной, так как арабский мир сотрясали военные нападения, представляющие угрозу миру на всей земле. С присущим ему юмором Евгений Примаков рассказал об одном эпизоде: 

"В 1956 году, когда на Египет совершили нападение Англия, Франция и Израиль, мы спали в редакции на газетах, вообще проводили целый день на работе. Однажды утром меня пригласили выступить по телевидению. Это было мое первое выступление. Предварительных записей тогда не было, был только прямой эфир. Я вообще-то не отличаюсь хорошей дикцией, а тут от волнения чувствовал себя совсем скованным. Меня предупредили: «зажжется красная лампочка на камере – начинайте говорить»… И я уставился на лампочку и говорил 10 минут. Потом друзья смеялись надо мной, отмечали: «ты складно говорил, но как последний дурак уставился в одну точку и не отводил от нее глаз…» Так прошла моя первая встреча с телевидением. Потом, конечно, все наладилось". 

Приветствуя наших слушателей и весь коллектив «Голоса России» с приближающейся юбилейной датой, Евгений Примаков хотел бы всем нам пожелать: 
"Стабильности, мира, благополучия, здоровья и счастья всем. Наверное, все сразу недостижимо. Но хотя бы по частям, путь исполнится мое пожелание". 

Стабильность и мир, о которых говорил Евгений Примаков, - это единственный путь человечества в будущее. 50-е годы, о которых идет речь в сегодняшней передаче, вошли в историю не только как период «холодной войны», но и как период активной борьбы за мир и разрядку международной напряженности. Наши ветераны были свидетелями и участниками этих событий. Рассказывает ветеран иновещания Валентин Двинин: 

"На работу на иновещание я пришел летом 1951 года, после окончания Московского института международных отношений. В обстановке «холодной войны» на передовые рубежи выдвигались средства идеологической борьбы. И первостепенная роль в ней с обеих сторон отводилась радиопередачам для зарубежных слушателей. На Московском радио, так тогда называлась наша радиостанция, мне предложили стать редактором в вещании на Францию. Западное направление считалось на иновещании наиболее важным, поскольку было нацелено на наших основных потенциальных противников. Значительная часть наших программ была связана с разоблачением агрессивных планов Вашингтона и НАТО. Одновременно иновещание активно пропагандировало материалы о набирающем силу движении сторонников мира. Оно началось во Франции, но быстро распространилось на другие страны Европы, а затем и другие континенты. В масштабности этого движения мне довелось убедиться самому на Конгрессе народов в защиту мира, который состоялся в 1952 году. Тогда собрались многочисленные делегации миролюбивой общественности из десятков стран мира. Среди участников было немало видных деятелей культуры и науки. Председателем был избран знаменитый французский ученый-атомщик Фредерик Жолио-Кюри. Лейтмотивом всех выступлений и принятых на Конгрессе документов было требование прекратить гонку вооружений. 
Наша бригада на Конгрессе состояла из трех журналистов и двух звукооператоров. Это была первая в истории нашего иновещания творческая командировка за границу. В течение недели мы подготовили свыше 200 репортажей и интервью. Два, а то и три раза в сутки, эти материалы перегонялись по каналу связи в Москву, откуда уже в эфире звучали на многие страны мира". 

Движение сторонников мира сыграло большую роль в ослаблении международной напряженности. И, хотя до окончания «холодной войны» было еще очень далеко, появились реальные признаки разрядки в отношениях между странами Запада и Советского Союза. Наиболее активно начали развиваться контакты между СССР и Францией, что нашло отражение в содержании и форме программ Московского Радио в вещании на французском языке. Вот что рассказывает об этих передачах Валентин Двинин: 


"Сама жизнь помогала наполнить их свежими фактами сотрудничества. Такими, как прибытие в нашу страну сразу 500 французских туристов. Интервью с ними мы впервые записывали в стенах Московского Кремля. Впервые между Москвой и Парижем прошел обмен Неделями кинофильмов. Тогда же на московском стадионе «Динамо» был проведен футбольный матч между сборными СССР и Франции, в котором первый удар по мячу нанес популярнейший французский актер Жерар Филипп. Нарождались на радио и формы многостороннего сотрудничества. Московское радио, например, участвовало в международной радиоперекличке шести городов – Москвы, Парижа, Рима, Нью-Йорка, Берлина и Осло, где одновременно проходила премьера французского фильма «Если бы парни всего мира». Из инструмента «холодной войны» наше иновещание превращалось в эффективный канал содействия взаимопониманию и сотрудничеству между народами. 
Зарубежные слушатели встретили перемены на Московском радио с большим удовольствием. Помню, какие восторженные письма приходили к нам после передачи «День французской редакции Московского радио», приуроченной к ежегодно отмечаемому в нашей стране профессиональному празднику работников радио". 

Под знаком развивающихся советско-французских отношений проходило и открытие советского корреспондентского пункта в Париже. Вспоминает Валентин Двинин: 

"В конце августа 1956 вместе с семьей я прилетел в Париж, чтобы основать там первый корреспондентский пункт советского радио и телевидения за границей. В налаживании творческих связей очень пригодились контакты, установленные с членами французской делегации на Конгрессе в Вене. Завязалось и немало новых знакомств, в том числе с интереснейшими людьми. Такими, как писатель Луи Арагон, художник Пабло Пикассо, артисты Ив Монтан и Симона Сеньоре, журналистка Женевьева Табуи". 

Валентин Двинин и по сей день продолжает активную работу на радио «Голос России». Как он оценивает сегодняшний день нашей радиокомпании: 

"Передачи радиостанции «Голос России» продолжают успешно выполнять свою миссию для миллионов зарубежных слушателей. Подтверждением этому служат многочисленные письма со всех континентов, в которых слушатели делятся своим мнением о происходящих в мире событиях, интересуются различными сторонами жизни в обновленной России, и, что очень приятно – благодарят за наши передачи".

 

Выпуск тринадцатый

Судьбоносной можно считать роль Московского радио в событиях, получивших название Карибского кризиса, когда в 1962 году мир стоял на грани ядерной катастрофы. К тому времени противостояние между странами социалистической ориентации во главе с Советским Союзом и западными государствами во главе с США лишь условно можно было назвать «холодной войной». Два военно-политических блока держали под ружьем многомиллионные армии, ощетинились друг против друга танками, самолетами, ядерными ракетами на боевом дежурстве. И соотношение сил было в пользу США. Отсюда и желание тогдашнего руководителя СССР Никиты Хрущева получить возможность удержать противника от соблазна агрессии. Или, как выразился Хрущев, получить возможность «припугнуть американцев». Такую возможность предоставила Куба, вставшая на путь социалистического развития. На Острове Свободы, как тогда у нас называли Кубу, в непосредственной близости от США, с согласия кубинского руководства должны были разместиться советские ракеты с ядерным зарядом. Америка впервые в своей истории почувствовала, что она действительно уязвима для ядерного удара и президент Джон Кеннеди пошел, как говорится, «ва-банк», началась блокада Кубы американскими военными кораблями. А навстречу им уже шли советские военные корабли с ядерными ракетами. Мир двигался к ядерной катастрофе. Ее предотвратил обмен срочными телеграммами между Кеннеди и Хрущевым. Руководители двух сверхдержав согласились с взаимными доводами: американские фрегаты снимут блокаду, а советские военные корабли не пойдут к берегам Кубы. 28 октября текст ответной телеграммы Никиты Хрущева, еще до ее поступления в Белый Дом, прозвучал в международном эфире из Москвы. Об этом дне вспоминает ветеран иновещания Анатолий Болгарев, проработавший в системе радио и телевидения более 50 лет.

"Ветераны иновещания, как и я, помнят, что в этот день в наше административное здание на Пятницкой улице прибыл фельдъегерь с пактом из Кремля. Буквально через три минуты Председатель радиокомитета вызвал к себе переводчиков английского и испанского отделов и распорядился немедленно перевести текст присланного документа. Его надлежало затем отвезти в здание радио в другом квартале Москвы, где в то время находились наши эфирные студии. Как бывает в жизни, драматическое нередко соседствует с комичным. Сейчас Красная Площадь у нас открыта только для пешеходов и туристов. В то время по ней двигался обычный городской транспорт, только с ограничением скорости. Один из ответственных работников иновещания впрыгнул в служебную машину «Волга» и приказал водителю гнать, не повинуясь светофорам, нажимая время от времени на клаксон, и включив фары дальнего света. Милиционеры, охранявшие Красную Площадь, поначалу опешили. Опомнившись, на машинах и мотоциклах пустились вдогонку за «Волгой». К зданию на Путинках, где были наши студии, подкатила уже целая кавалькада. Стражи порядка готовы были буквально четвертовать беднягу-шофера, но перехватить не имевший цены пакет им не удалось. Он был уже в распоряжении дикторов, и вскоре текст звучал в прямом эфире. Официально послание Никиты Хрущева пришло в Белый Дом не намного позже, но именно по радио мир был оповещен о решении Москвы вернуть из Атлантики шедшие на Кубу корабли.

Прозвучали склянки отбоя на американских фрегатах, установивших блокаду Кубы, а в подземных ракетных шахтах на советской территории дежурные офицеры сняли руки с ключей пуска.

События тех теперь уже далеких дней оставили глубокий след в истории. О них вспоминают, их продолжают осмысливать, из них стараются сделать выводы для будушего. Кто же вышел победителем из Карибского кризиса? Мы, ныне живущие, можем сказать лишь одно: победил разум".

В прозвучавшем рассказе Анатолия Болгарева упоминалось о двух зданиях, в которых размешалось тогда Московское радио. Действительно, Дом на Пятницкой, ставший родным домом для целых поколений работников иновещания, в 1962 году еще не полностью был готов. И только спустя некоторое время стал тем, что и сейчас. Здесь мы готовим передачи и передаем их в эфир, сюда приходят к нам многочиленные гости из России и разных стран мира, в том числе и наши слушатели. Интересно, что в строительстве радиодома на Пятницкой принимала участие группа наших коллег-журналистов – в то время старшеклассников одной из московских школ. Среди них - комментатор службы вещания на испанском языке, награжденный орденом «Дружбы народов» Геннадий Сперский. Предаем ему слово.

"Наша школа номер 578 находилась неподалеку от стройки этого здания и нас, учеников старших классов, приглашали сюда для работы: убирать мусор, подносить цемент и кирпичи. Все это длилось довольно продолжительное время, так что какой-то вклад в строительство мы действительно внесли".

И случилось так, что Геннадий Сперский, по окончании факультета журналистики МГУ, получил приглашение на работу в системе радио, а в 1963 году пришел на иновещание. Тогда создавалась отдельная редакция, передачи которой были адресованы слушателям Латинской Америки. Экзотические страны, их во многом загадочная история и бурная жизнь в 20-м столетии – все это было очень привлекательным для молодого журналиста. Как и во всем иновещании, в созданной новой редакции поддерживали инициативу, творческие замыслы. Вот что рассказывает Геннадий Сперский о первых программах, адресованных слушателям Латинской Америки:

"У нас существовали «Клубы друзей Московского радио». Вся карта Латинской Америки была буквально испещрена кружочками, где были такие клубы. Мы придумали прекрасно оформленный почетный Диплом Московского радио и рассылали его слушателям, а некоторые из них смогли побывать в Москве по приглашению нашей редакции. Мы проводили конкурсы и викторины с участием известнейших людей нашей страны. У нас в студии выступали космонавты Юрий Гагарин, Алексей Леонов, Валентина Терешкова, выдающиеся спортсмены, артисты, писатели и поэты. Конечно, они поднимали престиж наших передач, нашего радио, создавали положительный образ страны, передавали чувства, состояние души нашего народа. К этому мы стремимся и сейчас".

 

Выпуск четырнадцатый

Передачи из Москвы всегда несли миру не только информацию о жизни в нашей стране, ее искусстве и литературе, но и освещали важнейшие события, происходящие в зарубежных странах. В семидесятые годы, о которых пойдет речь в сегодняшней программе, мировой резонанс получили события в небольшой латиноамериканской стране Чили. Согласно социологическим исследованиям, приход к власти президента Сальвадора Альенде, три года его правления и военный переворот 11 сентября 1973 года, осуществленный  хунтой Пиночета, вошли в число ста самых важных событий 20 века. Непосредственным свидетелем тех событий был один из наших ветеранов - латиноамериканистов Леонард Косичев, работавший тогда в Чили корреспондентом советского радио и телевидения. Мы попросили Леонарда Косичева, воглавляющего теперь службу вещания на испанском и португальском языках «Голоса России», поделиться своими воспоминаниями:

"В 70- м году в Чили к власти пришло левое правительство во главе с президентом Сальвадором Альенде. Это был первый в истории Латинской Америки эксперимент по переходу парламентским путем к социализму. Правительство действовало в рамках закона, в рамках Конституции, но этот эксперимент был пресечен чилийскими военными. Методы , примененные ими, были одними из самых жестоких и кровавых в Латинской Америке, где часто совершались военные перевороты. Пострадала масса ни в чем не повинных людей, даже не причастных к левому движению Их сбрасывали с вертолетов в море , в глубокие шахты… И никогда не было такого на континенте , чтобы в президентском дворце погиб глава государства с оружием в руках, защищая свой конституционный мандат. Сам Альенде стремился все делать до конца в рамках только закона. Он был человеком, который полагался на право, мораль, на дискуссию, убеждения. Но все это во многих отношениях оказалось идеализмом. Альенде недаром называли «доверчивым гуманистом».

С первого же дня переворота Московское радио стало разоблачать преступления хунты и доносить правдивую информацию о том, что происходило в Чили. Ответ хунты последовал очень быстро: через несколько дней Леонард Косичев, представлявший советское радио и телевидение , и наше иновещание, был арестован. Вот что он рассказывает:

"В мой корреспондентский пункт ворвались шесть полицейских, вооруженных автоматами. Я требовал, чтобы мне дали возможность связаться с посольством, но мне этого не позволили, посадили в машину и привезли в тюрьму. Среди ночи вызвали на допрос, и следователь все пытался получить какие-то сведения, которые позволили бы дискредитировать Московское радио. Такого предлога он не мог найти. Мне нечего было скрывать. Вся работа моя была на виду. Но дело было в том, что Московское радио с первого дня переворота повело компанию против Пиночета, против диктатуры, против убийств в Чили… Благодаря усилиям нашего посольства меня освободили".

Советский Союз прервал дипломатические отношения с Чили, где утверждалась диктатура Пиночета, и Леонард Косичев уехал на родину вместе с последней группой советских людей, находившихся в Чили. И теперь уже в Москве он участвовал в подготовке передач на испанском языке, разоблачавших преступления хунты. Эти передачи слушали с огромным вниманием не только в Чили, но и в других странах Латинской Америки. В них звучали голоса талантливых чилийских журналистов, покинувших родину после переворота. Были неоднократные попытки хунты заглушить Московское радио, но из этого ничего не вышло. Известно немало случаев, когда только сообщение из Москвы об аресте того или иного патриота спасало ему жизнь, освобождало из заключения. Такое значение приобрела трехчасовая программа «Слушай, Чили!». Говорит Леонард Косичев:

"Программа «Слушай, Чили!» – одна из самых интересных страниц в истории иновещания. Уже само ее название было очень привлекательным для чилийцев, которые сразу после переворота, в условиях жесткой цензуры, стали искать в эфире информацию. Они называли Московское радио «первой радиостанцией Чили», радиостанцией, из передач которой они черпали правдивую информацию. Передача имела очень большой резонанс. Видный чилийский политик, демократ Мануэль Кантеро сказал: «Московскому радио мы отводим достойное место за выдающийся вклад в нашу борьбу».

Со своей стороны, побывавший некоторое время назад у нас на радио бывший президент Чили Эдуардо Фрей, второй гражданский президент этой страны после ухода Пиночета, дал такую оценку: «Я на протяжении многих лет слушал Московское радио. Оно стало частью нашей истории».

Напряженной и эффективной была в конце шестидесятых и в семидесятые годы работа иновещания по освещению событий в Греции, когда к власти в этой стране пришла хунта «черных полковников», установившая режим военной диктатуры. Из передач Московского радио мир узнавал о борьбе греческих демократов за свободу своего народа, о том, что в Советском Союзе солидарны с этой борьбой. Особенно важна была такая информация для слушателей в самой Греции. Так, например, они узнавали о том, что в СССР проходят митинги и демонстрации с требованиями освободить политзаключенных, брошенных хунтой в тюрьмы и концлагеря. Тогда же греческой редакцией была получена уникальная запись с голосом борца против диктатуры, великого греческого композитора Микиса Теодоракиса, находящегся в ссылке. Запись была сделана тайно, композитор рисковал при этом своей жизнью. Голос Теодоракиса был голосом надежды и веры в победу.

Когда борьба за освобождение Микиса Теодоракиса увенчалась успехом, композитор приехал в Москву. В архивах греческой редакции сохранилась запись интервью, которое он тогда дал для Московского радио. Послушаем небольшой фрагмент этой записи:

«В годы диктатуры голос Москвы был голосом дружбы и поддержки, доходившим в тюрьмы и другие места заключения». Особую признательность композитор выражает своим коллегам – советским композиторам Дмитрию Шостаковичу, Дмитрию Кобалевскому, Тихону Хренникову, которые своими выступлениями во многом способствовали его освобождению.

 

Выпуск пятнадцатый

80-е годы прошедшего 20 века были годами больших перемен в жизни нашей страны и на международной арене. А начались они с проведения Московской Олимпиады в 1980 году, которую широко освещали наши журналисты. Олимпиада проходила в условиях международной напряженности, и сам этот большой праздник спорта приобрел политический характер. Из-за ввода советских войск в Афганистан США и ряд других стран объявили бойкот Московской Олимпиаде. Политический характер получила и последующая через четыре года Олимпиада в Лос-Анджелесе, которую на этот раз бойкотировали Советский Союз и страны Варшавского договора. В такой обстановке проходила работа коллектива иновещания, когда на первый план выходила пропаганда политического курса своей страны. Но обстановка коренным образом стала меняться с весны 1985 , когда советским руководством был взят курс на демократизацию общественной жизни, ускорение социально-экономического развития страны. Соответственно, изменялась и внешняя политика СССР. Начинался процесс, получивший во всем мире название Перестройки. Естественно, что этот процесс коснулся средств советской массовой информации, в частности иновещания. Судьбоносные реформы, такие как гласность, свобода слова, альтернативные выборы на всех уровнях, заняли большое место в передачах на зарубежные страны. Свою главную задачу наши журналисты видели в том, чтобы давать разнообразную и достоверную информацию о происходящих в стране процессах демократизации общества, которые вызывали большой интерес у слушателей. Рос поток их писем. Менялась и сама структура иновещания. Так, например, в 1989 году открылась всемирная служба вещания на русском языке, адресованная в первую очередь нашим соотечественникам за рубежом.

Перестройка в Советском Союзе была тесно связана с разрядкой международной напряженности. Свидетелем важных событий, происходящих в те годы на международной арене, был ветеран иновещания, политический обозреватель Эдуард Сорокин, которого мы попросили принять участие в нашей передаче. Предоставляем ему слово.

"Начну с того, что период разрядки международной напряженности сменил годы «холодной войны». А они, эти годы, характеризовались жестким противостоянием Советского Союза и Соединенных Штатов, Востока и Запада в целом. Конечно, это находило отражение и в средствах массовой информации. Московское радио - так тогда назывался «Голос России», вело острую полемику с «Голосом Америки», Би-би-си, «Немецкой волной». Обвинений, контробвинений было много. И не всегда они были в должной мере аргументированы. Но все заметно изменилось с приходом к власти в Москве Михаила Горбачева и его команды в марте 1985 года. Собственно, с этого времени и началась разрядка международной напряженности, прежде всего в отношениях между Советским Союзом и Соединенными Штатами. Последовали встречи на высшем уровне в Женеве, Рейкьявике, Вашингтоне, на Мальте".

Две последние особенно запомнились Эдуарду Сорокину, поскольку он был в группе советских журналистов, освещавших их. Вот, что он рассказывает :

"В Вашингтоне многое для нас было тогда необычным и непривычным. Казалось, еще совсем недавно Рональд Рейган назвал Советский Союз «империей зла». А на встрече в американской столице Михаил Горбачев и тот же Рональд Рейган говорили о сближении двух сверхдержав, о совпадении взглядов на многие важнейшие международные проблемы, в том числе на разоружение. Разумеется, заявления двух лидеров занимали центральное место в передачах Московского радио. Его сотрудники, как мне кажется, довольно быстро сломали в своем сознании стереотипы «холодной войны». Заметно изменилась тональность передач. Они стали объективнее. На первый план вышли доказательность, аргументация.

Ну а если вернуться к саммиту в Вашингтоне, то надо отметить, что американцы оказывали нам, советским журналистам, всяческое содействие. Прежде всего, техническое, связанное с быстрой передачей в Москву теле- и радиоматериалов. Можно сказать, что работали уже коллеги, делавшие одно общее дело, важное для судеб мира.

То же самое было и на острове Мальта. Тут, правда, серьезные трудности создала погода. Встреча должна была проходить 2-3 декабря 1989 года неподалеку от острова на двух военных кораблях - советском и американском. Но к всеобщему удивлению, в Средиземном море разыгралась настоящая буря, грозившая сорвать корабли с якорей. Встречу Михаила Горбачева и Джорджа Буша-старшего перенесли на советский пассажирский теплоход «Максим Горький»...

Помнится, ветер поднимал в воздух машины, с корнями вырывал деревья. Журналистам в таких условиях работать было крайне сложно. Особенно телеоператорам. Лишь при содействии крепких парней из служб безопасности они попали из пресс-центра на теплоход и снимали переговоры. Все же остальные практически были вынуждены находиться в здании пресс-центра и наблюдать происходящее по монитору. Тем не менее саммит на Мальте был освещен достаточно полно. А когда президенты покинули Мальту, буря мгновенно прекратилась. Засияло солнце. Жизнь вошла в нормальную колею. Журналисты тогда шутили: у разрядки международной напряженности появился новый противник, а именно погода. Но он был повержен".

Характеризуя в целом события международной жизни в восьмидесятые годы , Эдуард Сорокин говорит:

"Если оглянуться назад, к началу разрядки, то можно вспомнить, что в 1985 году у Советского Союза были неважные отношения с Соединенными Штатами, Западной Европой, Китаем. Советские войска увязли в Афганистане. И вот постепенно льды «холодной войны» стали таять. Появились позитивные тенденции в отношениях Москвы с Вашингтоном и Пекином. Советский Союз вывел войска из Афганистана, рухнула «берлинская стена», разделявшая на протяжении нескольких десятилетий Германию.

Помню, мы, журналисты Московского радио, наблюдали за происходящими событиями с надеждой, с ощущением того, что в мире происходит нечто очень важное и значимое. И это, безусловно, было заметно по нашим комментариям. Надо сказать, что как признание заслуг советской внешней политики мы восприняли тогда присуждение Михаилу Горбачеву Нобелевской премии мира.

Потом, как известно, в нашей стране произошли большие перемены, которые привели в конце 1991 года к распаду Советского Союза, к образованию на его территории нескольких независимых государств. Крупнейшая из них - Россия. В ней внутренние перемены оказались весьма значительными, что, несомненно, требует отдельного разговора. Но вот внешнеполитический курс, думается, в основном остался неизменным. Суть его – в укреплении глобальной стабильности и безопасности, в развитии взаимовыгодных отношений с ведущими державами, в создании системы многополюсного мира, в строгом соблюдении основных норм и принципов международного права, в упрочении роли Организации Объединенных Наций. В наши дни журналисты «Голоса России» постоянно обращаются к этим темам в своих материалах".

 

Выпуск шестнадцатый

Информация – основа основ любого вещания. На нашем радио ее средоточие находится на 7-м этаже, где вот уже в течение 40 лет располагается Дирекция информации. Здесь готовят бюллетени новостей и комментарии на международные темы, репортажи и мате-риалы о внутренней жизни нашей страны. Вещание, на каком бы языке оно не велось, всегда начинается 10- минутным выпуском новостей о важнейших событиях в мире. О том, как складывалась при-вычная теперь нашим слушателям форма бюллетеня, рассказывает ветеран службы новостей Московского радио Лев Сетяев.

"Очень важное изменение в нашей работе произошло в 60-х годах. Раньше информация раздавалась так называемым потоком, и каж-дый вещательный отдел сам составлял бюллетень новостей. Конечно, был страшный разнобой. В одном отделе начинали с приезда спортсменов, в другом – с действительно важной политической новости. Иногда доходило до курьезов. После изучения этого процесса самотворчества, в начале 60-х годов, пришли к выводу, что это дело надо упорядочить. И тогда Московское радио заговорило одним языком".

Первый централизованный бюллетень новостей, который услышали слушатели на всех языках вещания Московского радио, вышел в эфир в августе 1963 года. В эпоху «холодной войны» большинство новостных сообщений и комментариев касалось отношений США и Советского Союза. Об одной значимой акции Московского радио рассказывает Лев Сетяев.

"В 70-х годах было сильнейшее противостояние Советского Союза и США по поводу размещения в Европе американских ракет среднего радиуса действия. Эти ракеты, по сути, становились стратегически-ми. Если бы они были размещены, полетное время ядерного оружия до границ СССР сократилось до 6 минут. Я помню, Московское радио развернуло кампанию против этих ракет. Каждый день наши корреспонденты добывали мнения наших дипломатов, техников, атомщиков, высокопоставленных военных, которые изо дня в день рассказывали о том, насколько опасно их размещать. США тогда отказались от размещения этих ракет. Советский Союз одержал побе-ду, в этом была заслуга и Московского радио".

Начало 80-х годов запомнилось всем многочисленными предложениями Советского Союза по ограничению гонки вооружений. Международные обозреватели Московского радио следили за ходом переговоров об ограничении стратегических ядерных вооружений, которые шли в Женеве на протяжении нескольких лет, за ходом Стокгольмской конференции по разоружению в Европе. Коммента-рии отражали обеспокоенность Советского Союза американской программой "звездных войн" и указывали на недопущение милитаризации космоса. Сотрудники Московского радио вспоминают, что неудачи на переговорах воспринимались ими как личная неудача.

О том, что тогда происходило в Советском Союзе, о советском образе жизни неизменно информировал слушателей отдел жизни СССР. Его называли отделом железных стариков. В нем готовились самые популярные передачи: "Воскресное обозрение", "В мире нау-ки и техники", молодежный журнал. Особенно внимание уделялось "Воскресному обозрению". В эту еженедельную получасовую пере-дачу попадали по результатам прослушивания самые лучшие мате-риалы недели. Тексты читали самые лучшие дикторы, за пультом сидели самые лучшие режиссеры. Репортеры Московского радио отправлялись в командировки на встречи с героями своего времени – к летчикам Заполярья, подводникам Находки. Отдел жизни СССР дал богатый урожай писателей. Одним из сотрудников был нынеш-ний ректор Литературного института в Москве, член Союза писателей Сергей Есин.

"Для меня большая честь вспомнить те годы, которые я работал на иновещании. Не потому что я был молод, а потому что среди людей, которые меня тогда окружали, были люди фантастически талантливые. Оттуда вышло огромное количество хороших писателей. Там была невероятно высокая творческая планка. Это был удивительный рассадник талантливых людей, которые разошлись по разным местам, оказались людьми публичными. Мы хорошо работали, мы никогда не врали, пытались рассказывать правду о нашей стране. И если мы эту правду иногда не так понимали, мы просто не знали другой жизни. Но жили мы тогда прекрасно. Мы много ездили по Союзу, много смотрели, много бегали по Москве. Это было доста-точно трудно – в обыденном увидеть не обыденное. Но мы тогда и не понимали, что главное, что давала та, прежняя жизнь – это было чувство защищенности и чувство свободы от быта".

Менялось время, менялись материалы. Во второй половине 1980-х годов бюллетени новостей Московского радио содержали сообщения о многочисленных поездках нового главы Советского Сою-за Михаила Горбачева в страны Западной и Восточной Европы, Азии, в США. Бюллетени сообщали о восторженном приеме, оказанном ему Маргарет Тэтчер, о его визите во Францию и о призыве Франсуа Миттерана к западным странам поддержать перестройку в Советском Союзе, о неоднократных советско-американских встречах на высшем уровне, главной темой которых неизменно была проблема разоружения. В начале 1988 года в комментариях Московского радио прозвучала дата начала вывода советских войск из Афганистана - 15 мая 1988. О большей открытости, взвешенности и прагма-тичности новой внешней политики Советского Союза, о горбачевской разрядке – вот о чем писали в те годы советские международные обозреватели.

Традиционно большей свободой, плюрализмом в освещении внутренних проблем Советского Союза и международных тем отличалось вещание общественной радиостанции «Мир и прогресс», созданной при поддержке Московского радио. Рассказывает Виктор Самарин, бывший в те годы заведующим отделом пропаганды радиостанции "Мир и прогресс".

"Радиостанцию "Мир и прогресс" учредили в 1966 году не-сколько советских общественных организаций: Комитет защиты мира, Комитет молодежных организаций, Комитет советских женщин, Союз писателей и Союз журналистов, – словом, все те институты, одной из важнейших функций которых в те годы холодной войны было активное участие в "народной дипломатии". С моей точки зрения, радиостанция отличалась в лучшую сторону от других советских средств массовой информации, рассчитанных на зарубежную аудиторию, большей раскрепощенностью и особой доверительностью. Но ее звездный час наступил в середине 80-х годов с горбачевской разрядкой. Мы, наверное, были самыми первыми, в чьем эфире говорилось о неизбежном объединении Германии, о том, что поддерживая этот процесс, Советский Союз сможет инициировать формирование совершенно новых отношений в Европе и в мире – отношений доверия и партнерства. Это были комментарии, дискуссии, круглые столы, в которых участвовали советские общественные деятели и представители общественности Западной Германии, поли-тологи и военные".

В 1989 году Московское радио отметило свой 60-летний юбилей. В юбилейном конкурсе, который проводила наша радиостанция, приняли участие 7 тысяч слушателей. Третий вопрос радиофорума – какое русское слово означает большие перемены в СССР - не вызвал затруднений. Все участники безошибочно ответили «Это – перестройка». В 1989 году Московское радио вместе с радиостанцией "Мир и прогресс" говорило на 70 языках и вещало 248 часов в сутки.

 

Выпуск семнадцатый

Советский Союз с приходом нового советского руководителя Михаила Горбачева приковал внимание всего мира. Московское радио информировало о стремительных перестановках в составе высшего политического руководства. Новый советский лидер сменил 70 процентов министров и 50 процентов руководящих кадров в советских республиках. Эфир международных радиокомпаний переполняла информация со съездов народных депутатов, о введении многопартийности, появлении новых громких имен общественных деятелей и организаций. В эфире международных радиокомпаний тема перестройки в Советском Союзе занимала в те годы одно из первых мест. Об этом свидетельствовали результаты мониторинга международного радиоэфира, которым занималась на нашем радио Главная редакция радиоперехаватов, созданная на закате оттепели в 1964 году. Перед ней была поставлена задача отбирать из международного эфира материалы о жизни Советского Союза. В брежневские времена сотрудники этой службы следили в зарубежном эфире за статьями диссидентов, за фрагментами из книг опальных Александра Солженицына, Александра Зиновьева, Андрея Синявского, Владимира Максимова, Георгия Владимова и других критиков Советского Союза. Информация о частной жизни советских партийных лидеров и их семей собиралась в так называемые "персональные материалы". Все дайджесты выходили под грифом "секретно" или "для служебного пользования". Из службы радиоперехватов, у которой стоял милицейский пост, их забирал особый фельдъегерь. Эти материалы ложились на стол тогдашних членов Политбюро, направлялись в отделы ЦК КПСС. Вспоминает Михаил Кедровский, нынешний директор Главной редакции мониторинга "Эфир-Дайджест", как теперь называется эта служба.

"Начало 80-х годов характеризовалось безудержным восхвалением Брежнева. Нас заставляли писать вместо "Брежнев заявил…" – "Генераль-ный Секретарь ЦК КПСС, Председатель Верховного Совета СССР Леонид Ильич Брежнев заявил…" и сверять цитату по центральной газете "Правда". …При Юрии Владимировиче Андропове с нашей информацией получили возможность знакомиться политические обозреватели Центрального телевидения. Они изучали ее в нашей редакции, и некоторые цитаты появлялись потом в советском телеэфире".

С перестройкой дирекция радиоперехватов зафиксировала небывалый интерес к Советскому Союзу. Продолжает Михаил Кедровский:

"В годы перестройки было, на мой взгляд, самое позитивное западное радиовещание на СССР. Горбачев был очень популярен на Западе. И так называемые "персональные материалы" исчезли. Раньше мы посылали свои сборники только в центральную газету "Правда", а теперь поступило распоряжение отправлять их в модный в то время в либеральный еженедельник "Московские новости". Как-то в газете опубликовали взятое у нас открытое письмо правозащитников. И таким образом, начался диалог в обществе с диссидентами".

С перестройкой наметилось сближение Советского Союза с уникальным регионом арабского мира, ранее закрытым для контактов - странами Персидского залива. В 1986 году в Абу-Даби, столице Объединенных Арабских Эмиратов открылось советское посольство, эмиратское посольство в Москве – годом позже. Сотрудник арабской редакции Московского радио Наталья Спорыньина стала членом первой советской делегации журналистов, приглашенных в Объединенные Эмираты. Поездка стала подлинным открытием этой страны.

"В делегации, оговаривала эмиратская сторона, должны быть только женщины. У них больше шансов составить наиболее полное представление о стране. Ну конечно, сообразила я, ведь на арабском Востоке европейской женщине, тем более журналистке, дозволительно общаться как с мужчинами, так и с женщинами. Нас принимали в министерствах и ведомствах на самом высоком уровне, нам довелось встречаться с руководителями СМИ, общественных организаций. И мы также посетили женские, учебные заведения, больницы, центры народных ремесел, где работали только женщины. Конечно, самое сильное впечатление – от приема у королевы".

Во второй половине 80-х годов. СССР также установил дипломатические отношения с Оманом и Катаром. С 1990 года были установлены диплома-тические отношения с Бахрейном. С первым послом Бахрейна в СССР у арабского отдела Московского радио сложились особо теплые отношения. Он неоднократно выступал на нашем радио.

Древняя китайская мудрость гласит, что ветер истории перелистывает кни-гу истории как он захочет. С визитом Генерального секретаря КПСС Ми-хаила Горбачева в мае 1989 года в Китай открылась новая страница в со-ветско-китайских отношениях. Освещать визит Горбачева в Пекин выпало Альберту Папояну, сотруднику отдела вещания на Китай Московского радио.

"Во время визита Горбачева мне довелось работать в Пекине корреспондентом Советского радио. Я оказался первым и последним корреспондентом советского радио в Пекине. Там работали корреспонденты центральных газет – "Правды", "Комсомольской правды", но корреспондентов радио в Пекине не было до 1989 года. Мне довелось работать и непосредственно следить за визитом, за его интервью и пресс-конференциями в Пекине. Я был свидетелем переговоров Горбачева и патриарха китайских реформ Дэн Сяопина".

График пребывания Горбачева был насыщенным, в эфире Московского радио на китайском языке шло ежедневно до четырех репортажей из Пекина. Стратегическое партнерство с Китаем продолжается и по сей день, на очереди – визит главы российского государства Владимира Путина в Китай. Сейчас передачи на Китай превосходят по объему вещания любой из языков стран Азии, на которых говорит наша радиостанция.

 

Выпуск восемнадцатый 

90-е годы прошедшего века стали судьбоносными для всей нашей страны. Попытка государственного переворота, распад Советского Союза и образование на его территории независимых государств, становление Новой России - все это вызывало повышенный интерес во всех странах мира. В таких условиях передачи из Москвы на зарубежные страны приобретали особое значение. Вот что рассказывает заместитель директора Дирекции радиовещательных программ на Европу Александр Суднишников, работавший в 90-е годы в Главной редакции информации. Именно правдивую информацию из Москвы о происходящих бурных событиях ждали тогда наши слушатели.

"По сути дела, многие информационные агентства ориентировались на сообщения из Москвы именно по передачам Московского Международного Радио. Наши корреспонденты с улиц Москвы давали тогда самые первые сведения для зарубежных слушателей. Это был очень сложный период, период, который касался не только становления России, но и становления нового российского вещания на зарубежные страны. Именно тогда начались и поиски новых форм вещания. Изменялась и сама структура радиовещания". 

Собственно говоря, иновещание стало представлять национальные интересы рождавшегося нового государства – России. В 1993 году иновещание, входящее ранее в единую систему средств массовой информации, становится самостоятельной Российской Государственной Радиовещательной Компанией, получив название «Голос России». 

Коллективу «Голоса России» пришлось пережить очень трудное время. Сократилось финансирование, и даже были попытки практически свести на нет работу самой радиокомпании. Некоторые высокопоставленные лица считали, что не нужно такое количество языков вещания, такое количество работников, когда рухнуло огромное государство. Но не эти люди определяли настоящее и будущее иновещания. Победил здравый смысл: в интересах России диалог со всем миром должен продолжаться, а мир должен получать правдивую информацию из Москвы о жизни России, ее политике, экономике, ее культуре. Кстати, именно культуре в 90-е годы в передачах «Голоса России» стало уделяться очень большое внимание. Говорит Александр Суднишников: 

"Особенностью нового времени для нашей радиокомпании стал так называемый «открытый микрофон». В студии вещательных отделов приглашались наиболее видные деятели нашей культуры с тем, чтобы именно они несли слово правды о новой России. Именно через культуру мы пытались навести мосты доверия с нашими слушателями, которые довольно настороженно относились к событиям в Москве, подчас неоднозначно интерпретируемым за рубежом. Были проведены крупнейшие культурологические акции, в том числе музыкальные. Именно музыка могла найти самую короткую дорогу к сердцам слушателей". 

Множество откликов слушателей «Голоса России» вызвали передачи, посвященные 850-летию Москвы. В этих передачах рассказывалось об истории российской столицы, о великих людях России, в свое время связанных с жизнью Москвы, о сегодняшнем дне города. Большой интерес у слушателей вызвала другая наша акция на темы культуры, посвященная 200-летию со дня рождения великого русского поэта Александра Пушкина, которое широко отмечалось в 1999 году. В передачах этого цикла звучали стихи Пушкина в переводах на иностранные языки, отрывки из его прозы и драматургических произведений, звучали и прекрасные романсы на пушкинские стихи, отрывки из опер по мотивам произведений поэта. По итогам этих передач проводилась викторина «Пушкин – солнце русской поэзии». 

В Дирекции социологических исследований «Голоса России» есть интересные данные о том, как же конкретно участвовали наши слушатели в проведении международных викторин, посвященных 850-летию Москвы и пушкинскому юбилею. Рассказывает ответственный редактор Дирекции Евгения Горохова: 

"На викторину «Москва – древний город мира и дружбы» поступило более 11 тысяч ответов от слушателей 144 стран мира, в том числе из 45 стран Европы, 39 стран Африки, 23 стран Северной и Южной Америки, 35 стран Азии. Большинство ответов были очень обстоятельными и подробными. Многие прислали ответы в форме красочно оформленных альбомов со своими рисунками и фотографиями Москвы. В своих письмах слушатели рассказывали, какое большое количество материалов им пришлось проштудировать в процессе подготовки ответов на викторину. Они искали их в библиотеках, посещали российские центры культуры в своих странах. Слушатели отмечали также, что благодаря викторине они узнали много нового о Москве, о жизни москвичей. 

Что касается викторины «Пушкин – солнце русской поэзии», то уже одного беглого взгляда на почту было достаточно, чтобы понять – участники викторины вложили в нее всю свою душу. Каждый постарался сделать свою работу творчески. Сразу привлек внимание жюри коллективный ответ на вопросы викторины, поступивший из Перу. Его прислали учащиеся колледжа «Максим Горький» города Лима, где преподают русский язык и литературу. Работа была оформлена в виде альбома. Ответы сопровождались рисунками и фотографиями. В виде альбома прислали ответы на викторину и учащиеся лицея в Варшаве. Пожалуй, одна из отличительных и характерных черт пушкинской викторины - в ней участвовали и дети, и люди преклонного возраста, и крестьяне, и научные работники… Тысяча слушателей «Голоса России» за участие в викторине получила почетные Дипломы с пушкинской юбилейной символикой, а 137 слушателей, приславших наиболее полные ответы, получили различные призы, в том числе красочные альбомы «По Пушкинским местам», подарочные издания отдельных произведений великого русского поэта".

 

Выпуск девятнадцатый

События в мире всегда были темой номер один в эфире Московского радио, а имена международных комментаторов иновещания - своего рода маркой. Как-то в Москве проходила встреча журналистов-международников с приехавшим помощником президента США Кеннеди по связям с прессой Пьером Сэлинджером. Пресс-конференция шла своим чередом, как вдруг вопрос задает комментатор Московского радио из отдела вещания на США Александр Дружинин. Сэлинджер оживился: "О, мистер Дружинин? Рад Вас видеть. Часто читаю ваши комментарии". Благодаря службам радиоперехватов комментарии московских обозревателей ежедневно ложились на стол к высокопоставленным лицам ведущих стран мира. Из журналистов-международников Московского радио начали комплектоваться первые смены корреспондентских пунктов Советского радио и телевидения, открывавшиеся в 60-х годах прошлого столетия по всему миру.

В 70-е годы лучшие силы комментаторов-международников Московского радио объединились в радиожурнале "Сегодня в Мире". В создании выпусков радиожурнала принимали участие Виктор Глазунов, Леонид Рассадин, Юрий Шалыгин, Александр Кушнир, Юрий Солтон, Владислав Чернуха и многие другие. Со временем "Сегодня в мире" стала главной информационно-аналитической программой иновещания.

Обозреватели-международники следили за развитием событий в горячих точках по всему миру. Одни конфликты быстро исчерпывались, другие, как палестино-израильский конфликт, затягивались на многие десятилетия. Позиция нашей страны и Московского радио по ближневосточной проблеме оставалась неизменной: Израиль, также как и арабский народ Палестины, имеет право на независимое и безопасное существование, любые формы насилия и терроризма неприемлемы. В начале 80-х годов арабский отдел Московского радио провел акцию, которой вправе гордиться. Это было во время вторжения израильских войск в Ливан летом 1982 года, израильские войска вошли тогда в Бейрут. Целью вторжения было уничтожение палестинского движения Сопротивления с тем, чтобы не дать возможности палестинцам вернуться на свои земли, которые находились на территории Израиля. В связи с агрессией поток писем палестинских слушателей практически прекратился. Однако некоторые письма все-таки доходили. Об одном таком письме рассказывает Игорь Ростовцев, бывший сотрудник арабского отдела, ныне журналист-международник, специалист по Ближнему Востоку.

"Осенью вдруг пришло письмо из Ливана. Обратный адрес был такой – Палестинский клуб друзей Московского радио, концентрационный лагерь Ансар. Письмо было от Махмуда Абу-Шабаба. Молодой палестинец, он вместе со своими товарищами попал в этот лагерь. Я ответил ему, попросил рассказать о том, что там происходит, и стал регулярно получать от него письма. Арабская редакция Московского радио решила организовать кампанию по поддержке узников этого лагеря. Сначала это были просто передачи "Клуба друзей Московского радио", потом последовали интервью с советскими видными деятелями – военачальниками, учеными. В результате этот лагерь через год закрыли, всех узников отпустили".

Комментарии Московского радио вызывали интерес у официальных лиц Израиля. В 1987 году Московское радио взяло интервью у бывшего тогда министром иностранных дел Израиля Шимона Переса. Наш обозреватель Александр Кушнир подготовил ответ на это интервью. На него немедленно последовала реакция израильского министра, которому показали радиоперехват. Таким образом, перекличка Московского радио с главой внешнеполитического ведомства Израиля продолжалась около недели.

Весной 1999 года главной темой "Сегодня в мире" стали события в горячей точке Европы – в Косово. Россия решительно осудила силовые методы решения конфликта и действия Североатлантического альянса. Во время кризиса в Косово "Голос России" превратился в трибуну для представителей российской дипломатии, политологов, военных и ученых, деятелей культуры. События в Косово освещались не только в радиоэфире, но и на сайте "Голоса России". Сайт "Голоса России" оперативно отреагировал на начало войны в Косово. В тот же день был открыт специальный раздел, в котором оперативно пополнялась информационная лента, публиковались комментарии обозревателей.

"Голос России" стал тогда для многих наших зарубежных радиослушателей альтернативным источником информации. Как свидетельствуют данные опроса аудитории "Голоса России", проведенного с помощью электронной почты, побудительным мотивом обращения к передачам и сайту нашей радиостанции было желание узнать о позиции России по косовскому кризису, а также потребность в непредвзятом анализе происходящего. Многие признавались, что неудовлетворены средствами массовой информации своих стран и хотели бы получить дополнительную информацию, чтобы восстановить истинную картину происходящего.

В 1999 году, в разгар событий в Косово, там находился специальный корреспондент "Голоса России" Георгий Еретнов. В последующие годы командировки в Косово стали для него регулярными. Результатом каждой командировки становились серии репортажей. Встречаясь с жителями Косово – сербами и албанцами, он вместе с ними пытался проанализировать причины происходящего. В его репортажах отражались приметы военного времени. Это и железная дорога из Приштины, ведущая в никуда. В ходе бомбардировок железнодорожное полотно в Косово было разрушено, сообщение между Белградом и Приштиной прервано, а населенные пункты связывал лишь селектор, по которому начальники станций связывались между собой, чтобы узнать, как дела. И мост с блокпостами через реку Ибар, разделяющий Косовскую Митровицу на две части – сербскую и албанскую. Регулярные поездки в Косово дают возможность наблюдать, что же меняется в этом крае. Георгий Еретнов рассказывает о своих впечатлениях во время недавнего посещения Косово.

"Мне запомнились встречи со многими людьми этого края Балкан – и с сербами, и с албанцами, и со многими представителями других народов этого многонационального региона мира. Осенью прошлого года, когда российские миротворцы из состава международных сил ООН в Косово вернулись на родину, по заданию руководства компании "Голос России" я был в командировке в этом крае Сербии и попал в небольшой городок с историческим прошлым – Косово-Поле. В 1999 году мне уже довелось побывать здесь. Тогда там был открыт военный госпиталь для российских миротворцев, звучала русская речь, транслировались русские песни. Все это время госпиталь оставался единственным медицинским учреждением, оказывающим помощь не только солдатам и офицерам из России, но и всем, кто нуждался в квалифицированной медицинской помощи. За эти годы 40 тысяч человек обратились к российским врачам за медицинской помощью, было проведено более двух тысяч операций. Помощь оказывалась всем, независимо от национальности – албанцам, сербам, горанцам, цыганам, а также военнослужащим из иностранных сил и сотрудникам ООН. В госпитале вместе с российскими врачами работали сербские и албанские медики. Когда я уезжал из Косово-Поле, кто-то включил пленку с полюбившейся здесь сербским врачам мелодией. Только там были другие слова – слова песни "Русское поле".

 

Выпуск двадцатый

Знать свою аудиторию – к этому стремится любое средство массовой информации. "Голос России" – не исключение. Социологической службой нашей радиокомпании проведено свыше 1000 исследований о численности и структуре аудитории в различных регионах и странах, в том числе более 250 широкомасштабных опросов. А в результате получился точный портрет наших радиослушателей. Благодаря социологическим исследованиям известно, что в аудитории "Голоса России" по всему миру преобладают люди социально активного возраста, в ней представлены все социальные группы, но больше всего служащих, много студентов.

Сегодняшние социологические исследования продолжают уточнять черты нашей аудитории в разных регионах. Так, недавний опрос англоязычной аудитории подтвердил ее неизменность. На протяжении многих лет самым активным потребителем передач "Голоса России" на английском языке остается Североамериканский континент. В США и Канаде живут более 40 процентов наших англоязычных слушателей. Здесь же, в Северной Америке, живёт больше всего людей, знакомство которых с нашей радиостанцией длится уже два десятка лет. А как изменился наш слушатель в странах Восточной Европы и СНГ, странах переживших серьезные перемены в последние десятилетия? Недавние исследования выявили очень большие резервы для роста аудитории в Чехии, Украине и Белоруссии. Особенно острую потребность в получении информации из России испытывают граждане стран Содружества. Неслучайно, многие, кто участвовал в опросе, считают Россию своей родиной.

О сегодняшней аудитории "Голоса России" продолжает рассказывать руководитель Дирекции социологических исследований Валентина Злобина.

"Аудитория "Голоса России" оценивается в 100 миллионов человек и продолжает увеличиваться. Наша аудитория в странах СНГ и Балтии, на которые открыто круглосуточное вещание на русском языке, оценивается в 9 миллионов. Таким образом, аудиторию «Голоса России» сегодня можно оценивать в 109 миллионов человек в мире.

В последние годы у нас сформировалась новая категория слушателей, это он-лайн аудитория и аудитория, которая слушает передачи в цифровом формате. Исследования последнего года подтверждают, что эта молодая, технологически оснащенная аудитория увеличилась более чем в два раза".

Наша радиостанция продолжает активно искать новые приемы работы с аудиторией. А почему бы ни сделать слушателя активным участником в создании передач, использовать его интеллектуальный потенциал в организации интерактивного вещания?

Диалог со слушателем - на этом целиком построена программа «Визави с миром», своеобразная визитная карточка нашей радиостанции. Ее автор - председатель нашей радиокомпании Армен Оганесян. Передача выходит каждую неделю на русском языке, ее фрагменты могут услышать и на других языках. Вопросы известным людям России - политикам, представителям государственной власти и общественных организаций, экономистам, ученым, деятелям культуры и искусства - могут задавать слушатели со всего мира. С апреля 1997 года за первый год существования передачи в ней участвовали граждане из 64 стран. И география ее участников постоянно расширяется. В чем секрет ее популярности? Рассказывает Валентин Горькаев, соведущий программы:

"Конечно, здесь прежде всего важен выбор тем, которые могут привлечь самые широкие круги слушателей. С другой стороны, выяснилось, что людям разных стран нравится вместе участвовать в этой программе. Им интересно услышать не только мнение того или иного высокопоставленного государственного лица или специалиста, который отвечает на их вопросы, но и узнавать то, что думают, как себе представляют ту или иную проблему слушатели разных стран. Возникает своего рода связанная общими интересами интернациональная семья".

Среди гостей программы в разное время были министр иностранных дел России Сергей Лавров и мэр Москвы Юрий Лужков, губернаторы российских регионов, депутаты Государственной думы Геннадий Селезнев, Дмитрий Рогозин и Ирина Хакамада, кинорежиссеры Никита Михалков и Карен Шахназаров, лауреат Нобелевской премии Жорес Алферов, режиссеры московских театров, дирижеры, писатели, публицисты и олимпийские чемпионы. Программа является одной из самых популярных среди посетителей сайта «Голоса России».

Copyright © 2004 The Voice Of Russia